КОММЕНТАРИИ

Андрей Колесников из «Коммерсанта» просто спас репутацию отечественных деятелей культуры, получавших вчера высокие награды в Кремле из рук главного начальника страны. Федеральные телеканалы, информировавшие народонаселение о событии, зафиксировали лишь неподдельный верноподданнический восторг вкупе с неизбывной благодарностью «партии и правительству». Что выглядело совершенно позорно, если знать, что накануне российское государство всей мощью Следственного комитета и ФСБ наехало на театральный «Гоголь-центр» и его руководителя Кирилла Серебренникова. Положительно отреагировав тем самым на доносы о вольнодумстве и оскорбляющие православных патриотов постановки. 

Глядя на нынешнюю российскую политику, обыватель невольно начинает думать о хаосе, непрерывно врывающемсяв его жизнь откуда-то сверху. В первый рабочий день после майских праздников по каналу «Подмосковье 360» лощеный субъект сообщил телезрителям, что главное в его деятельности — объединять подведомственный народ, и потому он не допустит ничего, что может народ разъединить.Как ни удивительно, речь шла о прожекте администрации подмосковной Рузы открыть в городе памятник Ивану Грозному. Выступавший — Максим Тарханов (р. 1978 г.), руководитель Рузского городского округа, недавно созданного в рамках административной реформы, насаждаемой губернатором Воробьевым.

«С любой властью нужно идти и разговаривать. Ты говоришь: “Власть, я знаю, что ты лживая, корыстная, но по закону ты должна помогать театру, искусству, так что будь добра — выполни свои обязательства”». Это цитата из «Правил жизни режиссера Кирилла Серебренникова», опубликованных журналом Esquire. 23.05.2017 власть ответила. На своем языке. В квартиру режиссера Серебренникова и в его театр «Гоголь-центр» пришли люди в масках и провели обыски. Возбуждено дело по статье «Хищение в особо крупных размерах». Суммы украденного называются разные: от 200 миллионов рублей до 35 миллионов долларов.

Когда Сергея Владиленовича Кириенко сняли с антресолей, обтерли с него атомную пыль и поставили рулить будущими президентскими выборами Владимира Путина, многие эксперты гадали, на всю ли сферу внутренней российской политики распространится влияние нового (хорошо забытого старого) фаворита? Кстати, окончательный ответ на этот вопрос до сих пор не получен. Правда, формат очевидного вмешательство АП в реновационную интригу, затеянную московскими властями, позволяет нам говорить о том, что и некоторые бывшие рулевые этого направления до сих пор, что называется, «при делах». Я, разумеется, имею в виду спикера Госдумы Вячеслава Володина. Впрочем, вернемся к Кириенко.

В Государственной думе 22.05.2017 начались парламентские слушания «О молодежной политике РФ». Среди выступавших многим было за 70, хотя были и те, кому чуть перевалило за 60. Зюганов подошел к молодежи как к отрасли народного хозяйства и поставил задачу: добиться, чтобы каждая семья давала поголовья не менее трех детей. Ж. узнал, что молодежь мучается от того, что хочет встречаться с депутатами, а руководство вузов препятствует. Сергей Миронов разоблачил «зарубежные фабрики мысли», которые сидят в социальных сетях и искушают. Петр Толстой выяснил, что молодежь «хочет идеи для великой России» и призвал избавить молодежь от культа денег. Очень ярко выступила губернатор Светлана Орлова, которая велела относиться к молодежи как к партнерам. «Вот пятиклассник идет — он партнер. И вы с ним идите», — потребовала от присутствующих губернатор Орлова.

Ничего, кроме великого изумления, нынешний сериал «Власик» вызвать, конечно, не может. Однако не совсем прав и автор «Новых известий», когда сделал, прямо сказать, напрашивающийся вывод, что сталинисты захватили Первый канал. Захватили не совсем сталинисты, а путинисты. Потому и образ Отца народов получился не столько комплиментарным, как можно было бы ожидать, если бы Первый канал действительно захватили сталинисты, а скорее трагическим и даже лирическим. Образ лидера, которого не понимают, которому после смерти Ленина и поговорить не с кем и которого гложет одиночество.

Это уже стало традицией: если Кремль задумал что-то особенно гадкое, в качестве передового отряда, который должен выявить потенциал общества к сопротивлению, посылают так называемых народных избранников. За примерами далеко ходить не надо: «законы Яровой», которые направлены на ограничение возможности россиян использовать Интернет для получения объективной информации, «закон подлецов», обрекший на мучительную смерть десятки детей, которых могли усыновить и вылечить американцы, законы о «нежелательных организациях» и «зарубежных агентах», фактически закрывшие финансирование и поддержку любой общественной деятельности, которая не нравится Кремлю.

22 МАЯ 2017, АНТОН ОРЕХЪ

Заполошный министр Мединский тут в очередной раз спасает наше кино от не нашего.

Право граждан запрашивать информацию и обязанность официальных органов отвечать на запросы граждан в развитых странах сегодня закреплены специальными законами, а нередко и в национальных конституциях. Родоначальником института доступа к информации считается Швеция. Первый в мире закон о свободе прессы (1776 г.) является одним из четырех основных законов, составляющих Конституцию Швеции. В редакции 1976 г. закона о свободе прессы гл. 2 «Об общественной природе официальных документов» определяет, что «каждый гражданин Швеции наделен правом на свободный доступ к официальным документам» в соответствии с определенными законом правилами.

Думаю, изначальная политтехнология задумывалась такой: вывести людей на революцию против московского управляющего, а потом показать ее бесперспективность и ущербность. Да еще и посмеяться над зажравшимися москвичами: мы хотим им дать новые дома взамен старых, а они, идиоты такие, бузят, как будто у них хотят что-то отобрать. Да

 (1/1631)  Вперед