Украина
10 декабря 2019 г.
Стеснительный итог

Максим Блант

«Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали», — так и хочется возразить Максиму Бланту на его статью «Конгресс в Киеве как демонстрация солидарности». Нет, общение в кулуарах форума это, наверное, здорово. Да и выяснение взаимных позиций, диалог, споры, согласие и даже обиды – тоже неплохо. Проявление солидарности — упоительно. Однако посмотрим на сухой остаток, а именно — на заключительную резолюцию конференции «Украина – Россия: диалог».

В целом впечатление от резолюции такое, будто написана она тертыми политиками, на словах пекущимися о мире, но на деле опасающимися занять ясную позицию. Это такая коронная фишка, годная для любых международных конфликтов: призываем обе стороны воздерживаться от эскалации насилия и проявить добрую волю к миру. Эту мантру политики и дипломаты повторяют при каждом удобном и неудобном случае.

В такой же тональности выдержана и резолюция: «… интеллектуалы и деятели культуры Украины и России обязаны сделать все для того, чтобы вернуть доверие и партнерские отношения между нашими народами и странами», «…покончить с нарастающей российско-украинской враждой и восстановить мир и согласие» и так далее в том же духе.

В резолюции старательно демонстрируется позиция «над схваткой». Политические оценки даны предельно осторожно — чтобы дракона не разозлить и трусами не прослыть. Самое смелое — о предпочтении европейского выбора для Украины и России.

Об аннексии Россией Крыма — ни слова. Будто не было ни российской интервенции в Крыму, ни фальшивого референдума a’ la Чуров, ни бесцеремонного захвата украинской территории. Вместо этого уравновешенно-стеснительное: «Мы поддерживаем территориальную целостность Украины в ее конституционных границах».

О разжигании Россией гражданских конфликтов на Востоке Украины — ни слова. Об использовании спецназа ГРУ на украинской территории — полное молчание. О финансовой поддержке Москвой псевдосепаратистов — ничего. Вместо этого дипломатически выверенное: «Мы против вмешательства во внутренние дела Украины». То же самое на каждом углу твердит и Путин — мы против вмешательства в дела других стран. Об этом говорят все и всегда. Стоит ли повторять такие банальности людям, которым не грозит увольнение из Министерства иностранных дел за несовпадение точек зрения с официальной позицией?

Ничего нет в резолюции и о нависшей над Украиной опасностью российского вторжения. Глухое молчание по поводу непрерывных российских угроз ввести на Украину войска. Ни слова осуждения в адрес Кремля по поводу военных маневров на российско-украинской границе. Вместо этого — «Россия и Украина подошли к опасной черте настоящей войны». Вместе подошли, равным образом! Шли, шли и подошли. Обе виноваты!

Будто избивает на улице здоровенный атлет щуплого подростка, а рядом стоят два интеллигента и взволнованно уговаривают дерущихся: «Прекратите насилие! Надо решать вопросы мирными средствами. Вам обоим надо успокоиться».

Такое впечатление, что авторы резолюции сплошь кончали МГИМО или работали в агитпропе. Они не в состоянии удержаться от советских шаблонов: «Мы считаем неприемлемым возобновление “холодной войны”». Да чем же вам «холодная война» не угодила? Российская армия уже давно ведет «горячие» войны то на своей территории, то в соседних странах, а вы спохватились, что и «холодной войны» не надо! То есть на агрессию вообще никак не надо отвечать? Ни пулей, ни словом? Ни армиями, ни санкциями? Будем делать вид, что все вопросы можно решить на заседаниях ООН?

Отлично! Закроем мечтательно глаза и будем коллективно и остро «ощущать ответственность интеллектуалов и деятелей культуры в критические моменты истории».


Фотография Максима Бланта














  • Владимир Фесенко: Сейчас открыто какое-то окно возможности для мира в связи с желанием Зеленского пойти на взаимоприемлемый компромисс. Вопрос в том, захочет ли этого Путин?

  • «Коммерсант»: Передача судов означает выполнение Россией майского решения Международного трибунала ООН по морскому праву...

  • Михаил Кригер: Почему никто не назовет вещи своими именами? Почему никто не вспоминает, что путинская Россия по путинской же инициативе захватила часть украинской территории...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возможен ли для Киева «Брестский мир-2»?
19 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
У буксовавшего три года процесса прекращения необъявленной российско-украинской войны (не рискну назвать его мирным процессом) появились хоть какие-то перспективы. Москва передала Киеву захваченные год назад бронекатера. При этом, правда, российские чиновники решительно отрицают, что сделано это было по требованию Международного трибунала ООН по морскому праву, который еще в мае предписал вернуть и экипажи, и корабли. Следствие о незаконном нарушении границы, мол, закончено, и катера, представляющие собой улики по делу, «переданы Украине на ответственное хранение». 
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2019
Владимир Фесенко: Сейчас открыто какое-то окно возможности для мира в связи с желанием Зеленского пойти на взаимоприемлемый компромисс. Вопрос в том, захочет ли этого Путин?
В СМИ
19 НОЯБРЯ 2019
«Коммерсант»: Передача судов означает выполнение Россией майского решения Международного трибунала ООН по морскому праву...
В блогах
19 НОЯБРЯ 2019
Михаил Кригер: Почему никто не назовет вещи своими именами? Почему никто не вспоминает, что путинская Россия по путинской же инициативе захватила часть украинской территории...
Принятие «формулы Штайнмайера» — несомненный успех Путина
3 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
После того, как 1 октября в Минске члены «контактной группы» по урегулированию ситуации на Донбассе подписали так называемую формулу Штайнмайера, внутриполитическая ситуация в Украине резко обострилась. Уже на следующий день в нескольких украинских городах (в том числе в Киеве) прошли достаточно многочисленные акции протеста, а ряд политиков прямо заявляют о «предательстве интересов украинского народа» и «капитуляции перед Москвой». Так, бывший президент Украины Петр Порошенко с трибуны Рады объявил, что «формула эта писалась в Кремле». Свежеизбранный президент Александр Зеленский оказался в затруднительном положении...
Прямая речь
3 ОКТЯБРЯ 2019
Владимир Фесенко: На данный момент «формула Штайнмайера» — абстракция, которая может стать реальностью только на финальном этапе урегулирования...
В СМИ
3 ОКТЯБРЯ 2019
Lenta.ru: 1 октября Киев и самопровозглашенные Луганская и Донецкая народные республики (ЛНР и ДНР) подписали «формулу Штайнмайера». Документ определяет механизм закрепления за Донбассом особого статуса...
В блогах
3 ОКТЯБРЯ 2019
Александр Морозов: Получается, что Зеленский делает это исключительно "под гарантии" своих 73% избирателей. Как-то это - стремно.
Обменный курс на московском невольничьем рынке
30 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Московский невольничий рынок заработал. В столичные СИЗО были свезены для обмена все или почти все главные украинские пленные: Олег Сенцов, Роман Сущенко, Владимир Балух, Павел Гриб, Станислав Клых, Александр Кольченко, Николай Карплюк, Эдем Бекиров, захваченные в Керченском проливе украинские моряки.  Более суток вокруг спецоперации Кремля «большой обмен» сгущался туман, из которого периодически лениво вылетали жирные «утки». То Алексей Венедиктов сообщит, что самолет с освобожденными украинцами должен приземлиться в Киеве в 5 утра 30 августа. То новый генпрокурор Украины Руслан Рябошапка в своем Фейсбуке в ночь с 29 на 30 августа напишет: «Молимся. Обмен завершился: моряки, Сенцов, Карплюк, Балух, Гриб летят домой». 
Прямая речь
30 АВГУСТА 2019
Константин фон Эггерт: Путин хочет прощупать позиции Зеленского и посмотреть, сможет ли Кремль вписать украинскую повестку в решение проблемы транзита власти в 2024-м.