Украина
19 декабря 2018 г.
Исповедь шпиона
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Очередная командировка на восток Украины нарисовалась, как обычно, неожиданно. Брошенная в редакторской курилке идея побудила быстро купить авиабилеты, продумать логистику на месте, обзавестись бронежилетами и всем остальным, что в таких случаях полагается. Планировали сначала съездить в зону антитеррористической операции с украинской стороны, потом через Донецк попытаться добраться до Славянска, Краматорска и уже потом заскочить в Луганск. В среду решили, в четверг вылетели, в пятницу с утра были на месте.

Через блокпосты украинской армии проехать сложно, но можно. Видеоаппаратура, бронежилеты и каски вкупе с израильскими документами и отсутствием украинского акцента поначалу вызывают немало подозрений. Это потом, когда примелькаешься, к тебе привыкнут. Но ненадолго: ротация подразделений на блокпостах— и все по новой.

Вообще в зоне боев с блокпостами все непросто. Проще сказать, какие дороги силовики контролируют, чем пересчитать те, по которым ездить далеко небезопасно. Местные знают все объездные проселки — так что украинские военные зачастую охраняют лишь ту точку, где находятся.

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Точку и себя заодно. В районе Славянска и Краматорска эти блокпосты обстреливаются ежедневно по нескольку раз. К ним впотную подходит «зеленка» — густой подлесок. Подойти через зеленку на расстояние метров ста и бить по блоку прямой наводкой никакого труда не составляет. Один из контрактников на ближайщем к Славянску блоке, показывая на густые заросли камыша рядом, грустно сказал: вот оттуда по нам и бьют, а мы в камыши не суемся — растяжки, видимости ноль. Стреляем, только когда вплотную подойдут. Для острастки периодически военные лупят из ПГС по открытым низинкам — по ним в «ответку» потом работают минометы и крупнокалиберные пулеметы. Все передвижение военных по трассам исключительно на бэтээрах — но именно броня притягивает больше всего огня.

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

На одном из блоков стоит якобы расформированный «Беркут». Майор, проверяя аппаратуру и документы, на полном серьезе и очень спокойно заявляет: будете снимать, увижу лицо хоть одного своего подчиненного — найду и морду разобью. Солдаты и офицеры рассказывают, что боятся «светиться» — их личные данные потом выкладываются в интернет с призывами к личной мести.

В субботу дважды попадаем под обстрел. В первый раз на так называемой восьмерке. Классическая «обратка» — с блока вели предупредительную стрельбу из автоматических гранатометов даже не по позициям дэнээровцев, а по низинкам, в ответ — накрывают блокпост. Нас запихивают в бэтээр и увозят. Не успеваем проехать километра, бэтээры разворачивают назад на подмогу. Мы остаемся на блоке «беркутов». Тут тоже стреляют, и тоже из «зеленки». По блоку бешено крутится БТР-4, но огня не открывает — не может определить, куда точно стрелять. Тут же блок попыталась прорвать «газелька» с надписью «Хлеб» — не остановилась на переднем рубеже и понеслась через блок. «Беркутовцы» из калашей изрешетили колеса. Вытащили водителя, положили лицом в землю. Не били. Не раздевали. Местные, кто здесь часто ездит, жалуются: если не везет и стрельба начинается, когда на блоке скапливаются машины, то по сути они становятся заложниками — выехать не могут, поскольку блок тут же закрывается, и спрятаться особо негде. Военные со своей стороны боятся выпускать непроверенные машины: а вдруг обстрел всего лишь отвлекающий маневр?

В субботу познакомились с военным оператором, молодой парень с какой-то грустной, извиняющейся улыбкой. В ночь с воскресенья на понедельник прыгнул на бэтээр и поехал с десантурой к Славянску — должны были через громкоговорители предложить вооруженным людям сдаться, а жителям объявить о гуманитарном коридоре. Свернули с блока поближе к городу. Сейчас в госпитале — четыре осколка в ногах. Из остальной группы — тринадцать раненых, один погибший. =Засада за камышами по ним отработала качественно.

Местные, кто смог выехать из городов и сел, говорить на камеру просто боятся. Рассказывают, что в Славянске те, кто ,якобы, защищает от «геноцида», вовсю конфискуют личный транспорт. Занимают здания детских садов, интернатов и роют окопы под домами. Есть, конечно, и те, кто до сих пор ополченцев-боевиков поддерживает. Из городов выехали — опасно, но со стороны поддерживают. Говорят, что просто не хотят жить под властью Киева. Под властью Москвы тоже особо не хотят, но Москва для них все же предпочтительнее, потому что «западенцы нас ненавидят и хотят всех убить». По поводу отобранных машин самое лучшее объяснение с точки зрения логики звучало так: да, забирают, но надо же им во время войны на чем-то ездить.... А вообще сейчас на востоке Украины самая выигрышная позиция — это ее отсутствие. Аргументация простая: по нынешним временам чью сторону ни прими — везде потом аукнется. Выскажешься хорошо про Украину — ополченцам ДНР это не понравится. Начнешь говорить хорошо про ДНР и открыто поддерживать — а вдруг еще чуть-чуть, и украинская армия возьмет города под свой контроль?

На востоке Украины сейчас война. Причем эта война приведет к огромному количеству жертв среди гражданского населения, если АТО будет проходить именно так, как проходит. По сути в районе Славянска и Краматорска идут позиционные бои. Армия защищает свои блокпосты и периодически пытается подавить огневые точки противника артиллерией. Про засады на трассах и говорить не стоит — любой местный таксист или водитель легко объезжает все блокпосты.... В частях катастрофически не хватает бронежилетов, тепловизоров, приборов ночного видения. На батальон приходится не больше пары снайперов. В штабе АТО работают с топографическими картами — о постоянно обновляемых аэрофотоснимках местности или прямом видеослежении речи вообще не идет. Солдаты используют китайские стометровые рации для переговоров, а приказы зачастую передаются по обычному мобильному телефону... Артиллерия — колесные гаубицы шестидесятых или семидесятых годов выпуска. Высокоточные ракеты с лазерным наведением для ВВС — несбыточная мечта. Пехоту, десант и нацгвардию никто и никогда не тренировал на ведение боевых действий в городской плотно заселенной местности. Это прерогатива местной «Альфы». Но, во-первых, сколько там той «Альфы», а во-вторых — она сейчас в основном занимается проведением разведки боем и перехватом мобильных групп противника. Стоит заметить и отношение местного населения — в зоне, контролируемой украинскими силовиками, прямого саботажа еще нет, но и прямой поддержки военным выказывается немного. Ополчение получает информацию о передвижении военных колонн именно от местного населения. Сейчас у солдат на блокпостах приказ: огонь отрывать только на ближней дистанции, в сторону жилых домов на окраинах по возможности не стрелять. Артиллерия дело другое — с Карачуна бьют по позициям противника в промзоне. Клянутся и божатся, что центр Славянска не обстреливают. У вооруженного ополчения противоположная версия. И оно, ополчение, предпочитает не упоминать, что ведет огонь, устанавливая минометы между жилых домов... В общем это и есть предпосылки того, что жертв будет много.

В районе Слявянска и Краматорска пробыли три дня — искали входы/выходы, чтобы попасть на ту сторону и вернуться невредимыми. Мы не российское ТВ, поэтому вопрос личной безопасности стоял остро. Даже местные жители в неформальных беседах советовали не соваться — в лучшем случае возьмут в заложники ради выкупа. Другие обещали провезти нас проселками за немалые деньги, но не могли сказать, сможем ли мы работать внутри города... Ехать в Донецк за аккредитацией ДНР? По плану намеревались сделать именно это — ехать собирались с понедельника на вторник.

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

На фото: Игорь Горелик и Андрей Кожинов (справа)

Не поехали. С утра получили звонок из редакции: ребята, срочно возвращайтесь — в местных соцсетях и на новостных сайтах Севастополя и Славянска вас обвиняют в шпионаже в пользу украинцев. Долго думать было бессмысленно: такой вброс сродни «ордеру на убийство», прямой дороги в подвал к людям Стрелка, или Беса, или еще кого из этой компании. Когда добрались до интернета, прочитали о себе в оригинале. И смешно и грустно .Это надо цитировать.

«После изучения материалов журналистов 9-го телеканала Израиля есть подозрение, журналисты 9-го телевизионного канала Израиля Андрей Кожинов, фотокорреспондент-оператор Игорь Горелик и военкор Сергей Гранкин собирают разведданные в пользу киевской хунты. По мнению бдительных граждан, этим корреспондентам нельзя доверять. Есть реальный риск того, что корреспонденты сольют развединформацию о бойцах самообороны украинским карателям. Данное предположение основывается на том, что военкор Кожинов имеет тёплые дружеские отношения с некоторыми офицерами армии карателей и нескрываемую антироссийскую и проукраинскую позицию. В качестве примера бдительные граждане приводят тот факт, что на сайте 9 канала публикуются статьи Шендеровича, статьи украинских фашистов и националистов. На 9 мая канал пригласил на интервью Божену Рынску. В эфире новостей и на официальном сайте телеканала ополченцев ДНР и ЛНР называют "боевиками" и "террористами"».

Больше всего порадовал последний абзац: «Вежливо, но твердо, гоните их прочь. И не обижайте — не нужен вам скандал с антисемитизмом. И помните — далеко не все Израильтяне сочувствуют фашистам. Среди них гораздо больше нормальных людей, противников коричневой мерзости».

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Все это сопровождается нашими фотографиями. Позже в Сети появился и плакатик похожего содержания. А по различным форумам пошли ветки: «Кого надо, предупредили». После этого убедить руководство оставить нас «на земле» уже не представлялось возможным.... Уши «неравнодушных граждан», которые и являются, судя по всему, авторами первоначального вброса у этой публикации, кстати, растут, как оказалось, из Израиля. Эти граждане свои первоначальные посты в фейсбуке и Живом Журнале уже, конечно, потерли, исходя, надо полагать, из чувства глубокой уверенности в своих словах.

Вот и думаю: из выданных мне и оператору финотделом канала командировочных, на столе валяется купюра номиналом в одну гривну. Может, эта деталь поможет доказать «неравнодушным гражданам» факт осуществления мне финансового вознаграждения за шпионскую деятельность в пользу «украинской фашистской хунты»?

Фотографии автора
















  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести. 
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2018
Георгий Чижов: Списки были составлены просто довольно халтурно. Можно предположить, что это было сделано задолго до указа президента...