Реформа РАН
21 августа 2017 г.
Верной дорогой идете, товарищи!..

ИТАР-ТАСС

Итак, свершилось.

Минкульт официально признал, что убийство Российского института истории искусств – штука не случайная, а тщательно продуманная и успешно осуществленная. Проделанная, иными словами, отнюдь не горе-исполнителями по святой наивности и малограмотности, а в полном соответствии с планом. Покуда научное сообщество с выпученными от ужаса глазами наблюдало, как буквально на улицу выгоняют ученых, взамен набирая откровенных дармоедов с огромнейшими окладами, как ликвидируется масса научных направлений, а в коллективе ведется ничем не прикрытый подкуп и растление слабых, Минкульт радостно потирал ручки.

О чем свидетельствует утверждение на посту директора РИИИ госпожи Ольги Кох, ровно год осуществлявшей разгром института с полного одобрения поставившего ее на это место Владимира Мединского. Хотя утвердить ее на этом посту – все равно что сделать директором математического института человека, знающего таблицу умножения до «трижды три».

О, Владимир Ростиславович, великий поборник нетленных национальных ценностей, клятвенно обещавший ничего и нигде в культуре не рушить, а заниматься исключительно делами добрыми и светлыми, направленными на формирование соответствующего имиджа России в глазах мирового сообщества! То бишь, в переводе на русский язык, занятому размышлениями на тот предмет, как бы этому самому сообществу посильней втереть очки, дабы оно и впредь пребывало в розовых снах. Происшедшее в Зубовском как нельзя лучше отображает психологический портрет нынешнего Минкульта, а следом за ним – и кое-чего в государстве.

Итак: прежде всего плюем как на законы, так и на решения судов. С высокой-превысокой колокольни. Пускай таковые, т. е. суды, предписали незаконно уволенных ученых восстановить, что подтвердила и Государственная инспекция труда, а следом за ней и Генеральная прокуратура РФ. Они предписали – а мы их снова уволим! На другой же день, чуть заявятся, бледные и прекрасные, у порога. Ничего, голубчики, будете знать, как по судам бегать. Мы из вас небось юшку выжмем. Закаетесь в правовые инстанции соваться.

На науку плюем тоже, с истинно шариковской злобностью и мстительной подлостью. Библиотеку закрываем (якобы на проверку фондов), на тех, кто собрался поработать в других библиотеках, составляем акты об отсутствии на рабочем месте. А нечего книги подозрительные читать в рабочее время! Ишь, грамотеи, интеллигенция недорезанная. Почуяли волюшку!.. Ничего, усмирим. Иосиф Виссарионович, вечная ему память, не таких еще ломал. Пусть Донцову с Устиновой лучше читают. Благо лежат на каждом углу.

О собственных обещаниях помним не дольше, чем о прошлогоднем снеге. Или еще меньше. Едва институт покинул один из высокопоставленных минкультовцев, клятвенно, едва ли не слезно обещавший никого больше не увольнять, ибо в институте того и гляди останется одно начальство да охрана, как на другой же день издается новый приказ об увольнении очередного – разумеется, молодого и перспективного – ученого. 26-летнего. Под аккомпанемент душеспасительных разговоров о том, что увольняем исключительно и только пожилых и к научной работе не способных. И никого больше, ну честное-пречестное слово.

О концепции развития института, отсутствие которой неустанно ставили прежнему руководству в вину, и не вспоминаем. Будто и речи о ней никогда не шло. Ну да, ее составили, Минкульту выслали вовремя, над ней трудился весь институт. Положите ее теперь… ну, сами догадайтесь куда.

Взамен письма в защиту бывшего директора Татьяны Клявиной, с внушительным списком подписантов (более 600 человек), ознакомиться с которым в интернете могут все желающие, будем оперировать письмом в поддержку Ольги Кох, какового никто не видел. Слегка ошарашенные сотрудники выразили скромное, но законное желание ознакомиться с последним, закономерно опасаясь, не вставлены ли туда их имена без их же ведома, но на письмо наложено жесткое табу. Таинственное произведение эпистолярного искусства и послужило, скорее всего, основанием для утверждения Кох директором института.

Переводя сказанное на язык великого Райкина, запустим обществу очередную дурочку,

а под шумок свернем шею всей российской гуманитарной науке. Сошло ведь с рук Минкульту полное уничтожение Института культурологии в Москве, равно как и хитрые манипуляции с увольнением директора Музея кино, виднейшего киноведа Наума Клеймана. Это раз. Наворотим такое количество вранья, что сам Геббельс с Риббентропом обзавидуются. Это два. Припудрим это изделие пламеннейшими уверениями в совершеннейшем почтении к демократии, законности и правопорядку (читай – к миру, добрососедским отношениям и уважению территориальной целостности). Это три. Подлость, подлог, злобу, фальсификации сделаем подножием бурной деятельности на ниве прогресса и просвещения. Растлим слабых. Убьем умных и высовывающихся. Походит Коперник и без глаз, а Цицерон без языка. Поменьше умничать будут. Это четыре. Где-то, впрочем, мы про это уже читали. Забыла только название.

…А потом, когда в очередной раз окажемся в зловонной яме, виноват будет, ясен перец, тлетворный Запад. Или Госдеп. Или слегка подзабытые масоны с сионистами. Или еще какое идолище поганое, с головой с пивной котел, а носищем как каленая стрела. И будем дружно махать руками, как мельница крыльями: о, где ты, великая русская духовность? Где ты, всемирная русская отзывчивость? Где человеческая порядочность, наконец, вкупе с умом и совестью, окончательно Россию покинувшими? Куда ученые подевались, будто сговорившись? Чего это от нас все в мире шарахаются, как от прокаженных?

А вот потому и шарахаются, что верной дорогой к преисподней мы шагаем. Куда нас тянет с неудержимой силой, как караван слепых.

«Я словно воочию вижу, как над этой частью земного шара реет тень смерти», написал когда-то желчный маркиз де Кюстин.

Не дай Господи.


На фото: Россия. Санкт-Петербург. 9 июля 2013 года. Во время митинга на Марсовом поле за сохранение Российского института истории искусств.

Фото ИТАР-ТАСС/ Юрий Белинский













  • Анна Дыбо: Скорее всего продолжается старая аппаратная игра, или спецоперация, являющаяся, в конечном итоге, рейдерским захватом.

  • АБН: На прошлой неделе академик Владислав Панченко попросил отложить выборы главы РАН на полгода и за это время описать в уставе более прозрачную процедуру.

  • Dmitry Zagubny: Ну как же, такие деньги и частично мимо "Озера", непорядок! Не могу подобрать приличных слов

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Владимир Путин обиделся на академиков и все им ущемил
21 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Сегодня какой-нибудь профильный клерк в АП просматривает заголовки статей и ухмыляется: «Скандал вселенского масштаба», «Колоссальный скандал», «Академикам запретили выбирать». «Какие же они трепетные эти наши генералы науки, раскудахтались-то как, — недоумевает наш клерк. — А всего-то — перенесли на несколько месяцев выборы президента. Подумаешь, несчастье…» Действительно, «ведь не в тюрьму и не в Сучан, не к высшей мере, и не к терновому венцу колесованьем, а как поленом по лицу — голосованьем»… Впрочем, голосованья-то как раз и не было. Его отменили по настоятельной просьбе вышестоящей организации.
Прямая речь
21 МАРТА 2017
Анна Дыбо: Скорее всего продолжается старая аппаратная игра, или спецоперация, являющаяся, в конечном итоге, рейдерским захватом.
В СМИ
21 МАРТА 2017
АБН: На прошлой неделе академик Владислав Панченко попросил отложить выборы главы РАН на полгода и за это время описать в уставе более прозрачную процедуру.
В блогах
21 МАРТА 2017
Dmitry Zagubny: Ну как же, такие деньги и частично мимо "Озера", непорядок! Не могу подобрать приличных слов
Мединский и Институт наследия
31 ИЮЛЯ 2016 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Российская наука оказалась в системном кризисе. Действия «эффективных топ-менеджеров» способствуют ее деградации. Их прессинг затронул не только академические сферы, не только Минобрнаки, но и ведомство господина Мединского. Об этом свидетельствует, в частности, ряд скандальных увольнений в Российском научно-исследовательском институте культурного и природного наследия, находящегося в ведении Минкульта.
Научпоп как зона внутренней эмиграции
24 ФЕВРАЛЯ 2016 // ОЛЬГА ОРЛОВА
Премия Министерства образования и науки «За верность науке» вручается лучшим популяризаторам всего второй год. Но даже за этот короткий срок в области научпопа произошло столько взаимоисключающих вещей, что само по себе выводит эту область за рамки традиционной специализированной журналистики. Научная журналистика и научно-популярные проекты и акции стали настолько заметным явлением в нашей интеллектуальной среде, что к ним обратились даже те, кто далек от сферы науки. В течение одного года сначала Дмитрию Зимину, основателю фонда «Династия», министр образования и науки вручает специальную премию за меценатство и поддержку науки, а через девять месяцев фонд, проработавший с невероятной эффективностью десять лет, закрывается в связи с присвоением ему Минюстом статуса иностранного агента. А еще через месяц на церемонию премии «Просветитель», основанную тем же Дмитрием Зиминым, собирается оппозиционный бомонд.
Реформа без бенефициара
8 ИЮНЯ 2015 // ОЛЬГА ОРЛОВА
Реформа науки, объявленная летом 2013 г., только теперь началась по-настоящему. Министерство образования и науки и Федеральное агентство научных организаций подготовило пакет документов, который в корне изменит научный ландшафт России. Количество ученых сократится в три раза, а последним «камикадзе» будут давать задание чиновники. Об этом говорили участники Третьей конференции научных работников, прошедшей в Москве. Все началось в июне 2013 года, когда правительство представило проект закона о Российской академии наук, который вызвал шок даже у самых активных сторонников реформы.
Российская наука: жизнь после реформы РАН
27 МАРТА 2014 // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Российская наука, несмотря на все старания чиновников, еще существует. Можно сказать, что пациент скорее жив, хотя условия для его существования весьма неблагоприятные. Да, престиж ученого у нас недопустимо низок, однако остались люди, для которых научный поиск представляется самым важным делом. Именно научное сообщество думает о том, как спасти отечественную науку. И единственный плюс от крайне сомнительной реформы Российской академии наук, отдавшей научные институты под полное управление чиновников, это то, что реформа сплотила научное сообщество, заставила действовать в непривычной сфере, близкой к науке, но наукой не являющейся — создать общественную организацию, отстаивающую интересы ученых и отечественной науки.
Из всех искусств важнейшим для нас является «продать»
20 ФЕВРАЛЯ 2014 // ЕВГЕНИЯ ХОДОРОВА
А что, у кого-то есть на этот счет сомнения? Отбросьте их. У лиц, приставленных опекать отечественное искусство, а заодно и науку о нем, иных задач, нежели продать и продаться, теперь нет. Ну разве что еще, по давней-предавней привычке, солгать, оболванить и кинуть. Скорбные голоса тех, кто смеет роптать и напоминать об иных его целях, не измеряемых в рублях/долларах/евро, тонут во мраке, сгустившемся отнюдь не над одним конкретным театром, институтом либо городом — над страной. Которая пока что, скорее всего, и не осознает, на краю какой бездны стоит. И какими последствиями чревато дело вроде бы сугубо локальное — разгром всех пяти искусствоведческих институтов в Москве и Санкт-Петербурге и Академии русского балета.
Реформа РАН: оптимистическая трагикомедия с открытым финалом
27 ДЕКАБРЯ 2013 // ИВАН СТАРИКОВ
Реформа Российской академии наук началась 27 июня 2013 года внесением соответствующего законопроекта в Госдуму и вызвала — с полным на то основанием — апокалиптические ожидания и протесты у российского и мирового научного сообщества. 20 декабря спустя без недели полгода, состоялось заседание Президентского совета по науке и образованию, которое позволяет сделать несколько умеренно оптимистических наблюдений и выводов. Во-первых, наука в целом и Российская академия наук в частности наконец начали рассматриваться как инструмент, без которого заменить архаичную, стратегически бесперспективную, сырьевую модель Российской экономики на инновационную невозможно.