Выборы
03 июня 2020 г.
Выборы по-советски
15 СЕНТЯБРЯ 2014, МАКСИМ БЛАНТ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Выборы в Мосгордуму закончились, и можно смело о них забыть. Выхолощенная бессодержательная процедура стала наиболее зримым свидетельством возврата во времена «начала упадка зрелого социализма». Явка едва перевалила за 20% – четыре пятых москвичей нашли более важные дела, чем идти на участок и совать в щель бюллетень с несколькими кандидатами, из которых некого выбирать. Да и незачем. Законодательная власть любого уровня окончательно себя дискредитировала. Тут я должен оговориться. Несколько достойных и уважаемых мной независимых кандидатов все же были зарегистрированы, и поэтому на некоторых московских округах сохранялась хоть какая-то интрига. Однако даже их избрание ничего бы не изменило – их слишком мало. Большинство людей, которые теоретически способны хоть что-то поменять в Мосгордуме, до выборов попросту не были допущены.

Например, в моем избирательном округе мне голосовать было не за кого. Один независимый, главная информация о котором, что он работает в православной воскресной школе. Далее стандартный набор: «Единая» и «Справедливая России», ЛДПР, КПРФ, «Яблоко». При ближайшем рассмотрении кандидат от «Яблока» оказался подполковником ФСБ в отставке. Плавали – знаем. Одного «либерально-настроенного» подполковника-чекиста страна уже однажды выбрала.

Однако я в выборах участвовал, несмотря на огромное количество дел. Участвовал в качестве члена участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Потратил половину субботы на подготовку помещения для голосования, провел 15 драгоценных воскресных часов на участке. Это не принципиальная позиция, и, подобно многим, я считаю, что точка невозврата пройдена. Выборы в том виде, который предлагается действующей властью, ничего изменить не могут. Ни на каком уровне. Но кто-то должен был дежурить на участке, кому-то надо был носить столы, выдавать бюллетени, ездить с переносной урной. А я еще больше года назад вызвался все это делать, чтобы никто больше не крал мой голос. Чтобы жители небольшого района в Москве имели хотя бы теоретическую возможность выбрать того, кого они действительно хотят. И, откажись я теперь от работы в комиссии, таскать за меня столы и заниматься всем прочим пришлось бы тем не очень молодым женщинам-учителям, которые составляют большинство в нашем УИКе.

Участок типично-московский.Из полутора с лишним тысяч зарегистрированных избирателей проголосовало 310. Из них 24 по домам, 4 – досрочно. 12 человек испортили бюллетени, один – молча унес его с собой. В фойе продают пирожки и кастрюли, на улице перед школой молочные продукты, мясо и овощи. Привлекают избирателей при помощи современных уличных танцев. Рядом ржавеют под моросящим дождем рыцари в кольчугах и шлемах в сопровождении юных дев в средневековых платьях. Звенят мечами и боевыми топорами, ждут своей очереди. Но народ на участок идет вяло. Некоторые все же доходят, но, прочитав плакат с приложенным ассортиментом кандидатов, начинают возмущаться. Апеллируют к комиссии, спрашивают, что делать, если все предложенные – жулики.

Одна из членов комиссии за чаем жалуется: она не успевает доехать до дома, чтобы проголосовать, и теперь ее мужа «вызовут на ковер», поскольку «они там вычисляют, кто пришел, а кто – нет». Заинтригованный интересуюсь, где работает муж. Помявшись, формулирует: «Он военнообязанный, а у них там замполит, ну вы знаете». Больше подробностей не последует, я и не настаиваю. Она бы, конечно, успела, но на улице дождь, а у нее есть оправдание – они в участковой комиссии.

Это мои вторые выборы в качестве члена участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Прошлыми были мэрские, проведенные на том же участке. Тогда в Щукино Навальный был на втором месте с небольшим отставанием от Собянина. Если бы так же проголосовала вся Москва, был бы второй тур. На этот раз недостаточно лояльный район разделили. Часть присоединили к окраинному и многочисленному Митино, Другую – к промзоне Хорошево-Мневников. Пожилая женщина, получив бюллетень, спрашивает, почему все кандидаты митинские, интересуется, когда власть начнет учитывать мнение москвичей. Вопрос повисает в воздухе.

В восемь вечера участок закрывается. Подсчет голосов много времени не занимает. Побеждает кандидат от «Единой России». За него проголосовало 139 человек.

Фотография ИТАР-ТАСС

 












  • Григорий Мельконьянц: Эти нормы отсекут не столько реальных преступников, сколько активных граждан, получающих необоснованные приговоры за собственную политическую деятельность.

  • Ведомости: Отлучаются от выборов и осужденные по ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти) – именно эта статья вменялась большинству участников «московского дела». 

  • Леонид Волков: в Кремле до усрачки боятся Умного голосования, и придумали новую стратегию борьбы с ним. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Эпидемия эпидемией, а диктатура по расписанию
13 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Новости с другой планеты. В минувший вторник Госдума (о! там еще есть живые!) во втором чтении проголосовала за законопроект, который предоставляет право региональному начальству произвольно нарезать границы избирательных округов не позднее, чем за девять месяцев до выборов органов местного самоуправления или губернских Заксобраний. Впрочем, не совсем произвольно. Норма представительства в рамках новых границ не должна меняться более чем на пятую часть. По крайне мере, именно так эти поправки выглядели после прохождения первого чтения. Но, как это часто у нас бывает, перед вторым чтением ситуация кардинальным образом изменилась. 
Прямая речь
13 МАЯ 2020
Григорий Мельконьянц: Эти нормы отсекут не столько реальных преступников, сколько активных граждан, получающих необоснованные приговоры за собственную политическую деятельность.
В СМИ
13 МАЯ 2020
Ведомости: Отлучаются от выборов и осужденные по ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти) – именно эта статья вменялась большинству участников «московского дела». 
В блогах
13 МАЯ 2020
Леонид Волков: в Кремле до усрачки боятся Умного голосования, и придумали новую стратегию борьбы с ним. 
Принуждение во время чумы
19 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В политической жизни России появилась новая интрига. Еще недавно отечественные пикейные жилеты из последних сил спорили о том, зачем Кремлю потребовалась вся эта канитель с поправками в Конституцию. Теперь все ясно — речь идет об учреждении бесконечного правления Владимира Путина. Но с нашествием коронавируса тут же возник вопрос: а как соединить голосование за поправки с жесткими карантинными мерами. И тут же начались дискуссии, отложат голосование по причине пандемии или нет. Ведь, если верить президентскому толмачу Пескову (что, согласитесь, смешно уже само по себе), власть всерьез задумалась о переносе времени весеннего призыва.
Прямая речь
19 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Степень равнодушия большинства россиян такова, что... все скажут, что было сделано всё правильно и по закону. Индифферентность большинства — на стороне Путина.
В СМИ
19 МАРТА 2020
"Ведомости": Кремль оставляет себе возможность переноса даты, но пока выход указа говорит лишь о том, что политика в России важнее безопасности.
В блогах
19 МАРТА 2020
Эль Мюрид: 22 апреля - это будет, скорее всего, самый пик эпидемии. Людей банально бросают на убой, рискуя их здоровьем ради интересов одного-единственного персонажа...
Коронавирус в помощь
16 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В который уж раз убеждаюсь, что Пушкин — наш поэт на все времена. На прошлой неделе после исторического посещения главным начальником Госдумы весь фейсбук цитировал: «И наконец по милости своей принять венец смиренно согласится». Сегодня только ленивый не вспомнит: «Царица грозная, Чума, теперь идет на нас сама». У нас конечно же не пир во время чумы, у нас голосование во время коронавируса. Понятно, что на пандемию управы нет, власти в ней не виноваты. Но, согласимся, именно Кремль постарался, чтобы этот лебедь был уж совсем черным и изготовил идеальный шторм, в котором сошлись как «события непреодолимой силы», так и рукотворная глупость и корысть.
Прямая речь
16 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: В таких кризисных ситуациях люди обычно идут за поддержкой к власти. У них могут быть очень большие претензии, но они исходят из того, что другого защитника просто нет.