Украина
19 декабря 2018 г.
Выкуп за Савченко должен быть политическим
10 ФЕВРАЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС

ТАСС

Басманный суд Москвы продлил арест украинской лётчицы Надежды Савченко до 13 мая. Таким образом, российская власть в очередной раз продемонстрировала свой коронный способ решения сложных проблем – «отложить и ждать». Между тем, этот сюжет во многом является повторением в миниатюре всего украинского конфликта и напоминает предреволюционную ситуацию, как её описывал В.И. Ленин – «верхи не могут, низы не хотят».

Понятно, что сейчас, после «узников Болотной», Pussy Riot, судов над Навальным, после оккупации Крыма и, наконец, того, сколько времени сама Савченко уже находится в руках российского правосудия, освободить её каким-то способом, хотя бы внешне выглядящим законно, нельзя. У самого гуманного суда в мире просто нет возможности вдруг выйти к людям, сказать, что они изучили материалы следствия, подумали, посовещались и решили закрыть вопрос или хотя бы смягчить меру пресечения. Так дела не делаются. Значит, надо продлевать, а если уж освобождать, то каким-нибудь экстраординарным методом, вроде президентского помилования.

Но президентское помилование – вопрос серьёзный, сейчас не преддверие Олимпиады, чтобы раздавать его просто так, для поднятия имиджа. Действительно, как можно в нынешней непростой геополитической ситуации выпустить на свободу депутата враждебной партии, украинскую военную, обвиняемую в убийстве журналистов, которая не только не подписывает признание, но объявила голодовку и препирается с судьями? Как говорят в классово близких президенту слоях российского общества, «пацаны не поймут». При этом отправить её в тюрьму, закончив и без того затянувшуюся драму, одновременно страшно скандально и совершенно бессмысленно. Так что и Путину остаётся только ждать, надеяться и пытаться торговаться с Западом.

Но и тут всё не слава Богу – Запад не может официально признать Савченко «заложницей» как раз в силу того, что она попала в Россию, а не продолжает находить в Донецке. Соответственно, прямой торг тут не вполне уместен – нет в европейской практике механизмов снятия с государства санкций в обмен на освобождение похищенной женщины. Да и прагматический расчёт не способствует принятию такого гуманистического решения. Неофициально поменять на какого-нибудь арестованного шпиона – всегда пожалуйста, но этот вариант не устраивает уже самого Путина. Потому что неважно, хотела она этого или нет, но Савченко сейчас – уже не просто человек, а символ, обладательница политического капитала, соответственно и выкуп за неё тоже должен быть не материальный, а политический.

По этой же причине не может сейчас сдаться и сама девушка – история её злоключений является, пожалуй, единственной сферой, где украинцы могут чувствовать себя не только правыми, но побеждающими, пусть и дорогой ценой. На фоне происходящей эскалации конфликта и экономических трудностей страны её фигура становится символом борьбы Украины за свободу, а её биография имеет все шансы стать одним из центральных мифов будущей украинской государственности.

Но беда в том, что это делает Надежду Савченко пленницей заведомо неразрешимых противоречий между сторонами, ни одна из которых просто не в состоянии пойти на уступки в отношении другой, что в точности повторяет судьбу Донбасса. В результате, все вынуждены заниматься одним и тем же, а именно — искать компромисс, который пока кажется далёким, словно звёзды. И оптимизм внушает только мысль, что продвижение в мирном урегулировании ситуации на Востоке Украины позволит освободить и Надежду Савченко.

Фото: Россия. Москва. 10 февраля 2015 года. Бывшая украинская летчица Надежда Савченко, обвиняемая в причастности к убийству российских журналистов под Луганском, перед рассмотрением ходатайства о продлении срока ареста в Басманном суде. Михаил Почуев/ТАСС












  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести. 
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2018
Георгий Чижов: Списки были составлены просто довольно халтурно. Можно предположить, что это было сделано задолго до указа президента...