Цензура
22 июня 2018 г.
Поборники морали дошли до абсурда
28 АПРЕЛЯ 2015, ЛЕОНИД МОЙЖЕС



Патриотический подъём, охвативший страну в преддверии 70-летия победы в Великой Отечественной войне, проявился самым причудливым образом – с полок ряда крупнейших московских книжных магазинов исчез комикс Арта Шпигельмана «Маус». В настоящий момент его нет в сети «Республика», Московском доме книги, а также в магазине «Москва». Соответствующее решение было принято непосредственно руководством магазинов из-за того, что на обложке «Мауса» изображена свастика, степень оскорбительности которой растёт день ото дня. Ирония ситуации заключается в том, что книга Шпигельмана рассказывает историю пережившего Холокост отца автора по имени Владек, представители разных народов изображены в виде различных животных: евреи – мыши, немцы – кошки, французы – лягушки и так далее. Выход этого комикса и получение им в 1992 году Пулитцеровской премии стали заметными вехами в длительном процессе наделения самого жанра комиксов статусом «серьёзного искусства», а сама книга Шпигельмана является на данный момент обязательным чтением в немецких школах как своеобразная «прививка», а также способ описать, чем именно был Холокост.

Сам факт того, что многочисленные работники книжных магазинов не знали или не пожелали вспомнить всю эту информацию, не удивителен. Проблематика Холокоста в России всегда оставалось на втором плане по отношению к общей трагедии всех советских народов, заплативших за победу миллионами жизней, да и комиксы у нас даже не начинали путь к признанию, который они по большому счёту уже прошли на Западе. С практической точки зрения, исчезновения «Мауса» из ряда магазинов тоже не должно служить поводом для паники: скорее всего, после окончания праздничных мероприятий он снова будет доступен в продаже, да и сейчас его можно купить, например, в магазине «Чук и Гик». Но всё это никак не исправит другую, гораздо более серьёзную проблему — чудовищную мифологизацию современного российского культурного пространства, тотальную замену понимания символами.

Максим Блант

За что, собственно, по всему миру так яро не любят фашистов? За жестокость, возведённую на государственный уровень, за несправедливую судебную систему, обрекающую тысячу людей на попадание внутрь чудовищного репрессивного аппарата без какой-либо возможности оправдаться, за откровенное признание того, что преступления могут быть оправданы высшими интересами какой-то абстрактной группы людей, которую поднимает на знамя власть. Ответов может быть очень много, но объединяет их одно: фашистов ненавидят за то, что они делали, а не за то, во что они одевались и что рисовали на знамёнах. Визуальная эстетика всегда лишь отсылает к этим действиям, с чем и могут быть связаны запреты на её использование. Нормальный человек борется не со скрещенными определённым образом палочками, а с ненавистью, нетерпимостью или вмешательством государства в те сферы, где и духу его быть не должно.

В России же на наших глазах произошла шизофреническая подмена, в результате которой символ, картинка или пластмассовый солдатик стали врагами сами по себе, а реальные преступления, которые оформленная с помощью этого символа книжка пытается описать и предотвратить в будущем, отходят на второй план. И готовность людей, профессионально торгующих книгами, без малейшей административной команды принять такие правила игры как объективную данность, пугает, потому что наводит на мысль, что с годами это общественное расстройство будет не проходить, а только укореняться.


1. Иллюстрация - Арт Шпигельман "Маус". Перевод с английского Василий Шевченко.
Издательство CORPUS
, Москва, 2013 год
2. Фотография Максима Бланта

















  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.