В оппозиции
14 июля 2020 г.
Дальнобойщики как новый класс протестующих
20 НОЯБРЯ 2015, ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

ТАСС

В среду российские дальнобойщики снова протестовали против введения платы за проезд по федеральным трассам большегрузных автомобилей, которая собирается при помощи системы «Платон» (она контролируется сыном «друга Путина» Аркадия Ротенберга Игорем Ротенбергом). Акции состоялись в 80 городах страны, причем в каждом регионе в протестах принимали участие десятки, а то и сотни фур. Где-то водители вставали в цепь у обочины, где-то двигались по правому ряду со скоростью 5-10 километров в час, где-то, выйдя из машин, непрерывным потоком переходили дорогу на пешеходных переходах, двигаясь туда-обратно и блокируя таким образом движение. Под Тверью в толпу протестующих на полной скорости врезался муковоз, водитель которого не справился с управлением. Один человек погиб. Между тем, в Кремле демонстративно не реагируют на набирающие силу протесты дальнобойщиков. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков призвал не драматизировать ситуацию вокруг акций дальнобойщиков. Он добавил, что Путин следит за происходящим, однако вмешиваться не намерен, поскольку это зона ответственности правительства. Ситуацию «Ежедневному журналу» комментирует политолог
Дмитрий ОРЕШКИН:

Люди наверху не знают, что им делать в такой ситуации. Нет беды, если у вас кризис в каком-то моногороде — его можно решить точечными методами. Приехать с мешком денег, устроить шоу, разрулить ситуацию и уехать с чувством выполненного долга. Но важно, чтобы такие события не происходили по всей стране одновременно. В связи с чем власть всегда старалась не допустить возникновения альтернативных общегосударственных структур. Например, профсоюзы в СССР были «школой коммунизма», а вовсе не объединением для защиты чьих-то интересов.

Поэтому опыта взаимодействия с независимыми влиятельными структурами у властей нет. Все привыкли, что кто-то выйдет с протестом, пошумит, их разгонят и на этом всё закончится. Но неожиданно для всех, включая самих протестующих, появилась структура, которая в развитом обществе должна существовать. Потому что дальнобойщики — это люди, имеющие свой собственный коммерческий интерес. Они все могут рассматриваться как малые предприниматели. У каждого есть свой «корабль», с которым он бороздит просторы «океана суши» под названием Россия, зарабатывая кусок хлеба собственными навыками и головой.

Они очень разные, более того, если спросить у них про поддержку курса Путина или действий на Украине, то большая часть выскажется «за», они патриоты и прочее. Но когда дело касается их экономического интереса, они проявляют удивительную способность координироваться. Откуда-то берутся лидеры, идеи, которые очень быстро распространяются, готовность действовать решительно. Они знают свои права, если надо — они прочитают Конституцию, которая их никогда раньше не волновала, и будут протестовать. Причём большая часть населения их поддерживает.

Для власти это очень опасно, потому что появляется то, чего либеральная публика, включая меня, давно ожидала: формирование класса налогоплательщиков. Поскольку Россия — ресурсная страна, власть могла увеличивать свои полномочия за счёт того, что расходовала «ничью» нефть. При этом она недоплачивала гражданам, но граждане этого не замечали, потому что деньги с самого начала шли мимо них. Люди жили отдельно, зарабатывая свою копейку, а власть — отдельно, не трогая карманы граждан и даже закачивая туда часть нефтяных доходов. Но когда нефть падает, а разбухший государственный аппарат по-прежнему хочет есть много и вкусно, то оказывается, что деньги можно брать только из кармана граждан. И когда дальнобойщики понимают, что государственная лапа беззастенчиво лезет в их кошельки, происходит качественный перелом и они начинают протестовать.

ТАСС

Причём они сразу забывают про «крымнаш» и говорят, что «крымнаш» отдельно, мы его поддерживаем, но почему за наш счёт? И что делать власти? Прислать к ним партийного пропагандиста, который скажет, что «в это трудное время надо сплотиться»? Нельзя, они не дураки. Но отступить тоже нельзя, потому что следующими поднимутся студенты или пенсионеры. Посадить лидеров? Но их слишком много, это сетевая структура, система почти что самоорганизующаяся. Это, конечно, не та самая «пролетарская революция, о которой говорили большевики», но хотя бы первое проявление психологии налогоплательщика, с чем власть в нересурсных странах сталкивается постоянно, поэтому должна договариваться с гражданами.

Если немного забегать вперёд, то можно сказать, что в связи с переходом центра тяжести с эксплуатации ресурсов на плечи рядовых граждан, сами граждане начинают понимать реальные механизмы взаимодействия людей с властью. И происходит то, о чём такие люди, как я, нудят уже 10 лет: за всё надо платить, в том числе и за победы над американским империализмом. Через полгода всё это будет значительно болезненнее, потому что перемены почувствуют на себе и другие группы, которые вдруг поймут, что они являются налогоплательщиками и спонсорами режима, не защищающего их интересы. И тогда начнётся самое интересное.

 

Фото:
1. Россия. Белгород. 19 ноября 2015. Дальнобойщики во время массовой акции протеста в связи с введением покилометровой оплаты проезда с 15 ноября для транспортных средств массой свыше 12 тонн. Антон Вергун/ТАСС

2. Россия. Новосибирск. 11 ноября 2015. Во время массовой акции протеста дальнобойщиков на трассе Р-254 "Иртыш" в связи с введением покилометровой оплаты проезда с 15 ноября для транспортных средств массой свыше 12 тонн. Евгений Курсков/ТАСС


















  • Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...

  • «Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.

     

  • Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Обнуление ведет к взрыву
13 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если главный начальник страны еще раздумывал, разгонять эту Думу досрочно или нет, то массовые протесты, охватившие Хабаровск, должны подтолкнуть его к правильному решению. Уж больно глазливые нынче депутаты пошли. Что ни задумают, все наперекосяк получится. Вот стоило им, исполненным верноподданнических чувств, внести новый замечательный закон об уголовном наказании за призывы к отторжению российской территории, и вот, пожалуйста – на многотысячном митинге в столице субъекта Федерации звучат лозунги «Это наш край!», «Путина в отставку!», «Москва, уходи!». Говорят, кто-то даже поднял флаг существовавшей в 1920–1922 годах Дальневосточной республики.
Прямая речь
13 ИЮЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Люди плохо разделяют Москву как город и Кремль. С точки зрения Дальнего Востока, Москве на их территории наплевать, но при этом налоги она забирает...
В СМИ
13 ИЮЛЯ 2020
«Новая газета»: Главным источником политической нестабильности в «обнуленной России» становится власть, которая просто разучилась считаться с мнением народа.  
В блогах
13 ИЮЛЯ 2020
Andrey Pivovarov: Какой крутой Хабаровск. Путин хотел поднять себе рейтинг на борьбе с криминалом, а поднял целый край против себя. 
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.