Итоги года
27 мая 2017 г.
Итоги года. Кудрин или Глазьев
2 ЯНВАРЯ 2016, МАКСИМ БЛАНТ

zlatkovsky.ru

Конец 2015 года преподнес российской экономике весьма неприятный сюрприз. После отказа ОПЕК начать сокращение добычи до того, как на аналогичные ограничения пойдут независимые экспортеры, нефтяные котировки отправились в свободное падение. Североморская смесь Brent, к которой привязаны российские сорта, ушла ниже 40 долларов за баррель, сделав актуальным стрессовый сценарий от российского ЦБ, а потом и вовсе упала к многолетним минимумам, фактически повторив «антирекорд» 2008 года на уровне 36,5 доллара за баррель. Российская валюта, как и в декабре 2014 года, последовала вслед за нефтью: доллар подскочил выше 71 рубля, а единая европейская валюта – выше 78. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина по телевизору доступно объяснила россиянам, что доллары и евро им совершенно ни к чему, поскольку получают и тратят они преимущественно рубли. А министр финансов Антон Силуанов предупредил, что падение может продолжиться, нефть способна уйти и ниже 30 долларов, и всем нам пора готовиться к «непростым временам».

Самое неприятное, что слова Силуанова никоим образом не являются традиционной для российских министров финансов «страшилкой», направленной на обуздание аппетитов лоббистов всех мастей. Надежды на то, что котировки вернутся выше 50 долларов и позволят Минфину спокойно исполнить бюджетные обязательства выборного года, с каждым днем все призрачней. Серьезно урезать социальные расходы или обложить дополнительными налогами бизнес, в виду все тех же политических обстоятельств, правительству никто не даст. Решать проблемы излюбленным способом – при помощи девальвации – тоже не выйдет: доллары и евро россиянам, конечно, ни к чему, но за курсом в стране все следят весьма пристально. Это создает предпосылки для смены правительства и руководства ЦБ, которые давно уже подвергаются критике и справа, и слева, а в последнее время еще и снизу достается все сильнее. Тезис о необходимости структурных реформ уже навяз в зубах, вот только реформы каждый понимает по-своему. Реализация негативного сценария будет означать смену курса, и лучше заранее понимать, в какую сторону эта смена будет направлена и к каким последствиям может привести. Наиболее проработанных вариантов реформ по сути два – либеральный и дирижистский. С известной долей условности можно обозначить их, как «премьер Кудрин» и «премьер Глазьев». Оба претендента в конце 2015 года озвучили свои программные тезисы, которые имеет смысл рассматривать.

ПРЕМЬЕР КУДРИН

Никаких волшебных рецептов глава Комитета Гражданских инициатив не предлагает и легкой жизни в ближайшем будущем не обещает. Структура экономики, по словам Кудрина, осталась несовершенной и быстро изменить ее не получится. Придется принимать непопулярные решения, вроде повышения пенсионного возраста. И это далеко не все малоприятные новости. Необходимо пересмотреть все нынешние бюджетные приоритеты. «Нам надо раза в три увеличить расходы на инфраструктуру. Нужно на 3% ВВП увеличить вложения в человеческий капитал и на 3% ВВП снизить субсидии и социальные расходы, сделать их более адресными», — заявил экс-министр финансов 7 декабря, выступая на конференции в Лондоне, организованной Московской биржей и банком UBS. О необходимости сокращения военных расходов в этот раз Кудрин не говорил, однако, памятуя, что именно невероятно раздутая программа перевооружения российской армии стала одной из главных причин его отставки, можно не сомневаться, что поумерить аппетиты военному лобби придется.

ТАСС

Впрочем, бюджетная реформа – далеко не главная, которую предлагает Кудрин. Он призывает к децентрализации властных и бюджетных полномочий и перераспределению их в пользу регионов. Необходимы стране и институциональные реформы, без которых любые экономические преобразования будут иметь минимальный эффект. Бывший соратник Кудрина по правительству реформаторов, глава Сбербанка Герман Греф, выступая в начале декабря в Совете Федерации, был еще более категоричен, заявив, что вся система государственного управления в стране подлежит замене и без этого приступать к каким бы то ни было реформам бессмысленно.

Несмотря на предлагаемые непопулярные меры, предоставление Кудрину карт-бланша на проведение экономических и, главное, политических реформ уже само по себе может принести положительный эффект. По крайней мере, для инвесторов это могло бы стать сигналом к тому, что риски вложений в российскую экономику снижаются. Об отмене санкций со стороны западных стран говорить не приходится, но и ужесточения можно было бы не опасаться. Нормализация отношений с «враждебным окружением» снизила бы связанные с Россией геополитические риски. И при благоприятном стечении внешних обстоятельств команда под руководством Кудрина имела бы неплохие шансы повторить успех первой половины 2000-х, тем более что нынешняя ситуация в экономике вполне сопоставима с тем, что можно было наблюдать в конце 1998 – начале 1999 года.

ПРЕМЬЕР ГЛАЗЬЕВ

Озвученный в конце октября на заседании Столыпинского клуба доклад советника президента Сергея Глазьева выглядит куда как эффектнее, что может сыграть свою роковую роль в преддверие парламентских выборов. Темпы роста на уровне 10% в год для России вполне достижимы. И для того, чтобы к ним приблизиться, нужно решительно отказаться от режима строгой экономии и начать стимулировать. Правда, стимулировать не всех подряд, а только те отрасли, которые укладываются в рамки «новой индустриализации» — агропромышленный комплекс, автомобилестроение, производство стройматериалов, высокотехнологичное машиностроение, информационные технологии, химию и нефтехимию и, конечно, оборонно-промышленный комплекс.

ТАСС

Над вопросом, откуда взять деньги на все это стимулирование, задумываться долго не стоит. Их необходимо попросту напечатать. А чтобы свежеотпечатанные рубли невзначай не появились на валютном рынке и не спровоцировали обвал национальной валюты, необходимо зафиксировать курс доллара на какой-нибудь не слишком низкой планке (в первые пять лет реформ властям рекомендуется поддерживать реальный эффективный курс рубля, заниженный хотя бы на 10% по отношению к корзине валют основных торговых партнеров) и ограничить хождение в стране иностранной валюты. Инфляция Глазьева и его единомышленников по Столыпинскому клубу не смущает, ЦБ, по их мнению, должен отказаться от таргетирования инфляции и перейти к «таргетированию роста».

Не чужды Глазьеву и либеральные идеи. Так, он ратует за то, чтобы покончить с «экономикой сырьевых и финансовых гигантов и монополистов», а естественные монополии превратить в инфраструктурные компании.

Реализация этой или подобного рода программы могла бы стать эффектной кульминацией экономической катастрофы, к которой Россия неминуемо приближается в последние годы. Переход от высоких темпов инфляции к гиперинфляции на фоне азартного «освоения» отраслевых субсидий вернул бы страну уже не в 1999 год, а во времена «социализма с человеческим лицом». С той лишь разницей, что при СССР скрытая инфляция трансформировалась в тотальный дефицит. Страну пришлось бы закрыть, поскольку паническое бегство капиталов могло бы вылиться уже в массовое бегство капиталистов и «креативного класса». Среди оставшихся пришлось бы поддерживать высокий градус ура-патриотизма, который заставлял бы сплотиться перед лицом враждебного окружения. А временные экономические трудности вполне уместно было бы списать на происки «пятой колонны» и «агентов влияния», которых при премьере Глазьеве ждало бы неизбежное разоблачение и примерное наказание.

Фото: 1. Графика Михаила Златковского.
2. Россия. Санкт-Петербург. 18 июня 2015. Декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета Алексей Кудрин во время панельной сессии "Экономика: честные ответы на злободневные вопросы" в рамках XIX Петербургского экономического форума. Валерий Шарифулин/ТАСС
3. Россия. Сочи. 3 октября 2015. Советник президента РФ Сергей Глазьев и уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов (слева направо) на заседании Столыпинского клуба "Россия. Экономика в условиях глобальной нестабильности. Ресурсы роста" в рамках XIV Международного инвестиционного форума "Сочи-2015" в главном медиацентре на территории Олимпийского парка. Сергей Фадеичев/ТАСС
















  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.