Итоги года
19 февраля 2019 г.
Итоги года. В 2015-м случилось чудо — Евразийский союз остался в живых
8 ЯНВАРЯ 2016, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве. Именно 31 декабря 2015 года правительство Киргизии, пожалуй, самой лояльной на сегодняшний день постсоветской страны, денонсировало заключенное в 2012 году соглашение с Россией о строительстве Камбаратинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Так была поставлена точка в неслучившейся истории одного из самых амбициозных и дорогостоящих российских проектов (его предполагавшаяся стоимость составляла не меньше 2 миллиардов долларов) на территории СНГ.

Причина банальна — у России нет денег. Есть, конечно, и другие, политические причины: нежелание Москвы ссориться с Ташкентом, активно выступающим против строительства крупных гидроэнергетических объектов в верховьях бассейнов Амударьи. Однако, Бишкек, аргументируя денонсацию, ссылается только на финансовый аспект.

Точно так же летом 2015 года Туркмения публично обвинила российский Газпром в неплатежеспособности и срыве контрактных обязательств — Москва с начала прошлого года не платит «Туркменгазу» по своим долгам за туркменский газ. Газпром в ответ вовсе отказался от его закупок, но сообщил об этом только в начале января 2016-го. Однако эту историю, в конце концов, можно отнести к разряду споров хозяйствующих субъектов. Скандал с киргизской денонсацией в эту графу не впишешь.

Маленькая страна, которая в числе значительных своих достижений числит рождение в 2015-м 6-миллионного жителя, чрезвычайно чувствительна к любым нанесенным ей обидам. Полгода назад Бишкек так же стремительно денонсировал соглашение с США об осуществлении множества гуманитарных программ в ответ на присуждение премии американского Госдепа известному киргизскому правозащитнику Азимжану Аскарову, отбывающему пожизненное заключение по весьма сомнительному обвинению.

В России это было воспринято как еще одно свидетельство лояльности нынешней киргизской власти. И вот, теперь денонсацией Бишкек ответил и Москве…

Потому как дружба дружбой, а бизнес, сами понимаете, врозь…

Киргизия теперь будет искать инвесторов на строительство ГЭС в Поднебесной, и можно быть уверенными, китайцы не подведут.

И это еще один итог 2015-го. Постсоветская Центральная Азия все более определенно поворачивается в сторону Китая. Экономический пояс Шелкового пути — амбициозная программа, презентованная китайским лидером Си Цзиньпинем в сентябре 2013 года в Астане, в рамках которой в страны региона в ближайшие несколько лет будут инвестированы более 40 миллиардов долларов, становится реальностью. Москва не в состоянии противопоставить этому какую-либо альтернативу. Если не считать настойчивых предложений военной помощи граничащим с Афганистаном Туркмении и Таджикистану.

Ситуация в северных провинциях Афганистана и вправду складывается серьезная. Пока различные группировки талибов выясняют между собой отношения, стремясь выявить признанного всеми лидера после смерти основателя «Талибана», одноглазого муллы Омара, в лагерях близ туркменской и таджикской границ проходят тренинг различные боевики, чьи цели могут не совпадать с установками талибов, не стремящихся к экспансии за пределы Афганистана…

В последние недели 2015-го в Москве стали отслеживаться новые политические тренды в отношении «Талибана». Российский МИД стал называть его национально-освободительным движением, сражающимся против иноземных оккупантов. Вряд ли случайно столь очевидное возвращение к марксистско-ленинской лексике. До сих пор она была популярна в России только среди не слишком близких к Кремлю фанатов ХАМАСа и «Хезболлы», также считавшихся в этой среде национально-освободительными движениями, борющимися с сионистским режимом.

Логика российских дипломатов незатейлива и ими не скрывается: враг моего врага — мой друг. «Хорошие» талибы сражаются против ИГИЛ, значит, с ними надо дружить.

С этим спорить трудно. Однако талибы сражаются также с американскими и натовскими оккупантами, чье присутствие в Афганистане еще недавно приветствовалось Москвой, поскольку было важно для противостояния терроризму.

Теперь ситуация резко изменилась. США и НАТО стали геополитическими противниками России, следовательно, все, кто с ними воюет, должен с нами дружить. Поэтому талибы вдвойне становятся хорошими для России. Остается только самих талибов убедить в том, что Россия им не враг…

Так или иначе, с такими новыми установками российской внешней политики придется столкнуться ее партнерам в Центральной Азии в 2016-м. Означает ли это, что Россия собирается вернуться к активным действиям в этом регионе, стремясь не допустить усиления влияния там США и в целом Запада, и использует для этого лозунг борьбы с ИГИЛ, станет ясно уже предстоящей весной. Именно это время считается наиболее походящим для возможных операций боевиков в странах Центральной Азии.

Непредсказуемость действий России уже стала фирменным знаком путинской внешней политики. Особенно остро это почувствовали в 2015-м ее ближайшие союзники по ОДКБ и Евразийскому экономическому союзу. Оценивая аннексию Крыма в 2014-м и российское вмешательство в события на востоке Украины, они старались в меру сил и возможностей быть лояльными. Классической стала фраза президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, ограничившегося заявлением, что он «с пониманием» относится к действиям России в отношении Украины.

Но случившееся в конце сентября, по всей видимости, стало сюрпризом для многих постсоветских столиц. Начавшаяся военная операция российских ВКС в Сирии отнюдь не вызвала восторга у союзников Москвы. Свидетельством тому стал, пожалуй, самый «молчаливый» саммит СНГ за всю историю Содружества, состоявшийся в середине октября в Казахстане. Путин был там, кажется, единственным президентом, кто публично произнес слово «Сирия». Его коллеги говорили про Сирию исключительно в закрытом режиме. Не нужно прибегать к глубокому анализу, чтобы сделать вывод: Россия не получила союзнической поддержки своему военному вмешательству в гражданскую войну в Сирии. Заметим, этот вывод, сделанный ранее, не был оспорен Москвой.

Дальше — больше.

Смятение. Иначе трудно назвать состояние, в которое были повергнуты центральноазиатские партнеры России той антитурецкой истерией, что была развернута Кремлем после трагического инцидента с российским бомбардировщиком Су-24, сбитым турецким «Фантомом» 24 ноября. Стоит ли напоминать, что четыре из пяти стран региона — кроме Таджикистана — являются тюркскими. Нужно ли говорить, что разбуханием антитюркских фобий в России стали оборачиваться вводимые Москвой санкции в отношении Турции, во всяком случае, так это воспринималось в Центральной Азии. Как на это должны были реагировать в Астане и Бишкеке, Ташкенте и Ашхабаде?

Разумеется, без восторга, если выражаться политкорректно. Если же называть вещи своими именами — с плохо скрываемым раздражением. И опять свидетельством тому предновогодние саммиты ОДКБ и ЕАЭС, состоявшиеся в Москве 21 декабря. Опять — необычайно молчаливые… Ни слова публично не было сказано ни про Сирию, ни про российско-турецкий конфликт, хотя эти темы были анонсированы Назарбаевым в ходе его встречи в тот же день с Путиным.

Трудно сказать, случайно ли это совпадение по времени, но, вернувшись из Москвы, президент Казахстана провел совещание с руководством министерства обороны и обязал его принять дополнительные меры по усилению обороноспособности страны.

Подобного кризиса доверия к себе Москва еще не испытывала, пожалуй, ни разу за всю почти четвертьвековую постсоветскую историю. Может быть, лишь однажды такое случилось — в далеком 1997-м, когда Россию и ее президента Бориса Ельцина часть партнеров по СНГ обвинили в поставках оружия Армении на сумму в миллиард долларов, что было расценено как откровенный антиазербайджанский демарш. Хорошо помню закончившийся скандалом саммит СНГ в Кишиневе, где Ельцин, появившись в одиночестве на пресс-конференции, вынужден был оправдываться. Путина же, как известно, бог уберегает от ошибок всю его жизнь… Во всяком случае, так он считает.

Были отмечены в 2015-м и кое-какие успехи. Главным из них следует признать еще не почивший в бозе Евразийский экономический союз. После того что происходило на первом году его жизни, с 1 января 2015-го, это можно считать чудом. Санкции, введенные Западом в отношении России, и ответные контрсанкции, ставшие причиной торговых войн чуть ли не со всем внешним окружением, едва не втянули в них российских партнеров по ЕАЭС.

Обвальная девальвация российского рубля год назад привела к катастрофическим последствиям для экономики Казахстана, ставшего сегодня, после выхода Украины из зоны свободной торговли СНГ, цементирующим звеном евразийской интеграции. Вряд ли теперь является секретом, что в конце прошлого года ситуация была настолько аховой, что в Астане серьезно готовились закрыть границы с Россией…

В Москве, без преувеличения, должны сдувать пылинки с Назарбаева, сохранившего шансы ЕАЭС на жизнь. Повторения такого чуда может не случиться.


Фото: Россия. Москва. 21 декабря 2015. Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, президент России Владимир Путин, президент Таджикистана Эмомали Рахмон и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева направо) перед церемонией официального фотографирования в рамках сессии в широком составе Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Кремле. Сергей Бобылев/ТАСС














  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».