Церковь и государство
30 апреля 2017 г.
Ударим теологической экспертизой по свободе совести!

ТАСС

В прошедшую пятницу телеканал НТВ показал в программе «ЧП. Расследование» фильм «Бизнес-секта». Про саентологов. Страшные люди, если присмотреться: тянут из всех деньги, ворочают миллиардами, расправляются со своими оппонентами, офисы их напичканы шпионским оборудованием, а кураторы сидят, ясное дело, за океаном. В общем, обычные клише, которые канал НТВ уже не раз использовал в своих «разоблачительных» фильмах — как об оппозиции, так и о религиозных организациях, не вошедших, на свое несчастье, в число «традиционных». И обычная энтэвэшная ложь, что-то вроде «Анатомии протеста», с целью дискредитировать на сей раз саентологов, хотя никакого протеста в их рядах не зреет — но ведь может созреть! Ложь, на которую можно было бы не обращать внимания, если бы фильм превентивно не оправдывал очередное готовящееся насилие над обществом.

Но немного о саентологах, чтобы прояснить суть проблемы. Отношение к ним в мире противоречивое: где-то организация разрешена и признана религиозной (США, Великобритания, Швеция), где-то не имеет религиозного статуса (Ирландия, Канада, Франция) и существует на правах коммерческой; в Германии Церковь саентологии объявлена неконституционной, но не запрещена. «Дело саентологов» в России продолжается больше шести лет. Книги основателя саентологии Рона Хаббарда то вносят в список экстремистских материалов, то изымают из него. Летом 2015 года суд признал законным отказ Минюста зарегистрировать Саентологическую церковь Москвы (СЦМ) в качестве религиозной организации, а осенью прошлого года Мосгорсуд удовлетворил иск Минюста о ликвидации СЦМ. 29 декабря истекает шестимесячный срок, отпущенный церкви на ликвидацию, однако решение было обжаловано и теперь должно рассматриваться Верховным судом.

«В России вести бизнес, прикрываясь религией, запрещено. Это стало основной причиной начала процедуры ликвидации саентологичекой церкви», — грозно вещает в фильме корреспондент НТВ Роман Игонин. «Дружественные» саентологам (понимай, продажные, и на это всячески намекают) эксперты пытались отстоять ее статус религиозной организации. Положение спасла религиовед Лариса Астахова, которой суд заказал «независимую экспертизу», перед тем как вынести окончательное решение. Ее вердикт: саентологическая церковь религиозной организацией не является. В то, что экспертиза была действительно независимой и качественной, зритель должен безоговорочно поверить после рассказа Астаховой о том, как к ней приехал «ряд людей», которые стали склонять ее к «правильному решению», «конечно, не бесплатно». Имена этих людей не называются.

О деталях экспертных заключений фильм умалчивает. Мы тоже не будем вдаваться в подробности, поскольку для этого требуются объемы, значительно превышающие журнальную статью. Отметим только, что экспертиза Астаховой в глазах суда перевесила все прочие (числом четыре!), где говорилось, что саентология — это новое религиозное движение (НРД) и, как таковое, имеет ряд специфических особенностей, свидетельствующих о религиозном характере верований адептов. Уже после суда авторитетные российские религиоведы дали оценку заключения Астаховой (одну из них можно прочитать здесь), в первую очередь критикуя автора за неверный методологический подход: новые формы религиозности, описанные академической наукой в XIX-XX веках, она рассматривает сквозь призму исторических теистических религий, что, на их взгляд, заставляет усомниться в ее профессионализме.

Раскол в рядах экспертов в связи с «делом саентологов» — знаковый этап в ощущавшемся все последние годы противостоянии между академическим религиоведением и так называемой теологией. С тех пор как в вузах стали появляться теологические кафедры, церковная бюрократия ведет наступление на религиоведение — иногда завуалированное (в недрах образовательных институций, поскольку священники и епископы входят теперь во множество различных комиссий и советов), иногда открытое, публично обвиняя факультеты религиоведения в том, что они выросли из кафедр научного атеизма и до сих пор не свободны «от атеистического духа».

Лариса Астахова — заведующая кафедрой религиоведения Казанского (Приволжского) федерального университета, где как раз есть направление «теология» («Теология христианства», «Теология ислама»). Как завкафедрой понимает эту самую «теологию», она довольно откровенно рассказала на радиостанции «Радонеж» в интервью протоиерею Александру Пелину, председателю отдела по взаимоотношениям церкви и общества Санкт-Петербургской епархии: «Бакалаврская программа по теологии так и называется “Государственно-конфессиональные отношения”, — поведала Лариса Астахова. — Она полностью сформирована под то, чтобы человек-теолог, выходящий из университета, мог работать с данными религиозными организациями, прекрасно знал Писание, прекрасно ориентировался в правомерности существования каких-то ответвлений, отклонений. Знал бы, как обнаруживать ереси, в конце концов, то есть в своей сфере и своем направлении… Специалисты, которые будут знать и уметь различать пропаганду и собственно духовность в различных религиозных сферах, в теологии и христианства, и ислама, и иудаизма, — они будут необходимы».

То есть «человек-теолог» натаскивается на поиски «отклонений» и должен уметь различать «собственно духовность». В первом случае задача откровенно полемическая, во втором — апологетическая, наука тут и не ночевала. Тренд совершенно в духе «специалиста по сектам» Александра Дворкина, для которого лишь одна церковь — «истинная» (и вы, наверное, догадываетесь какая) и который тоже выступает в фильме НТВ в качестве эксперта. Ему принадлежит чеканная фраза: «Если в двух словах сказать, что такое саентология — это международные спецслужбы, которые собирают информацию о каждом человеке, который попал в их поле зрения». В российском ученом сообществе к «сектоведу» Александру Дворкину давно сложилось определенное отношение: работы его ненаучны, содержат многочисленные фактологические ошибки и оскорбительные оценочные суждения. Слово «секта» современные религиоведы считают уничижительным и недопустимым в общественной дискуссии, нынешним российским законодательством оно не используется, закон о свободе совести оперирует понятиями «религиозная организация» и «религиозная группа».

И еще из разговора Ларисы Астаховой с Александром Пелиным: «Светские учебные заведения должны готовить не священнослужителей, а тех самых людей, которые будут знать, понимать, ну, и будут каким-то образом меняться… Сегодня, глядя на своих студентов, я сама у них учусь вот этому отношению… я вижу, как у них меняется отношение к Русской православной церкви». Сектоведение плюс агитация в пользу РПЦ, стало быть. Вот она, вожделенная свобода от «атеистического духа». В дополнение к религиоведческой Астахова предлагает выделить как подвид теологическую экспертизу.

Конечно, теология получается какая-то куцая, но, чтобы оскопить ее, сделав пригодной для «государственно-конфессиональных отношений», была проделана немалая работа. Зачем государству, по большому счету, теология в светских вузах? Да ни за чем. Тем более в массовых масштабах. Но! Власть, с одной стороны, озабочена «скрепами», «укреплением единства российской нации» (есть даже такая федеральная целевая программа), и тут церкви есть где развернуться. А с другой — национальной безопасностью. И вот уже церковные спикеры на разные лады повторяют мысль, что «национальная и конфессиональная идентичность из узкого этнокультурного феномена превращается в мощный политический фактор... В политическом споре выигрывает тот, чья идентичность прочнее». Патриархия проводит многочисленные круглые столы на тему межэтнического и межконфессионального взаимодействия, собирая вокруг себя религиоведов с тонким нюхом на «правильную духовность». Казанский университет организует конференцию в поддержку Ларисы Астаховой, чтобы защитить ее от тех, кто «выступает с позиции неприкосновенности новых религиозных движений».

Все это, конечно, неспроста. Уже не первый год правоохранительные органы преследуют некоторые религиозные организации — в основном принадлежащие именно к НРД и протестантским деноминациям: это все те же саентологи, Свидетели Иеговы, мормоны, пятидесятники. Явно наметилась тенденция на выработку законодательных механизмов, призванных ограничить религиозное многообразие. Сенатор Елена Мизулина в середине ноября собрала в Совете Федерации круглый стол, на котором предложила ввести в российское законодательство понятие «деструктивная секта». Она формирует рабочую группу, которая займется подготовкой пакета документов. На круглый стол не пригласили никого из ведущих российских религиоведов — ни Игоря Яблокова, ни Игоря Кантерова, ни Николая Шабурова или Марианну Шахнович и др. Зато там присутствовали Александр Дворкин и Лариса Астахова, и Дворкин вдохновенно перечислял, кого бы он включил в разряд «деструктивных» кроме религиозных организаций: это и целители, и создатели «пирамид», и организаторы всевозможных психотренингов, а также лекций по развитию лидерских качеств… В общем, куда ни глянь, кругом одна деструктивность.

Идею с готовностью поддержал эксперт спецслужб Николай Рыжак, вспомнивший советские времена: «У нас в системе госбезопасности были управления по делам религиозных объединений, которые осуществляли контроль за работой сект. Их “ячейки” — готовые “ячейки” для подрывной работы в интересах других государств. Чуть-чуть измени направление, поменяй лидера — и у тебя готовое подполье, с помощью которого можно подрывать устои любого здорового общества!» — сказал он на круглом столе. Собственно, его мысль в фильме НТВ и повторяет Дворкин.

Так что все складывается на редкость удачно: и для органов новый плацдарм деятельности намечается, и у Русской православной церкви конкурентов поубавится (Мизулина очень надеется на помощь «традиционных религий» в деле борьбы с «сектами»).

Ну, до итогов стараний Елены Мизулиной еще далеко, а вот научное сообщество уже можно поздравить: Лариса Астахова вошла в экспертный совет ВАКа по теологии.

 
Фото: Россия. Москва. Здание саентологической церкви на Таганской улице. Сергей Фадеичев/ТАСС












  • Дмитрий Гудков: Во власти нет не просто силы, которая защищала бы наши интересы — бог с ним, о тонкостях плоской... шкалы налогообложения можно спорить. Нет силы, которая отстаивала бы здравый смысл.

  • Коммерсант: Мнения... разделились... в Московском педагогическом госуниверситете поддержали... с условием доработки, а коллеги из Московского городского педагогического университета выступили против.

  • Андрей Кураев: Есть лишь одно подходящее слово: индоктринация... Наша патриархия находится в газообразном состоянии: она занимает все доступное для нее пространство. Достаточно маленькой дырочки...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
За что гонят Свидетелей Иеговы
24 АПРЕЛЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
20 апреля Верховный суд запретил в России деятельность религиозной организации Свидетелей Иеговы как экстремистской. Постановил ликвидировать Управленческий центр и 395 местных организаций. Отныне, если решение не будет оспорено и отменено, Свидетели Иеговы не имеют права рассказывать о своей вере другим людям, издавать и распространять религиозную литературу, даже собираться для молитвы не имеют права — только тихо молиться каждый в своем уголочке, если уж им так хочется. Имущество у организации отберут и передадут государству.
В дом пришли убийцы
30 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация книги Павла Проценко «К незакатному Свету. Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик, 1887-1937», в которой приняли участие автор монографии и литературовед Мариэтта Чудакова. Анатолий Жураковский — знаковая фигура религиозной жизни Киева двадцатых годов прошлого века. Он принадлежал к поколению, призванному преобразовать «энергии высших сфер духа» и тем самым ответить на революционные вызовы времени. Вместе со своими единомышленниками он помогал бедным и заключенным, занимался просвещением народа и работой с молодежью.
Религиозная политика меняется в более жесткую сторону. Центр «СОВА» представил доклад о проблемах реализации свободы совести в 2016 году
29 МАРТА 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
28 марта в Славянском правовом центре состоялась презентация ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА» «Проблемы реализации свободы совести в России в 2016 году», основанного на данных ежедневного мониторинга российских новостей. В презентации приняли участие автор доклада, социолог религии и эксперт Центра «Сова» Ольга Сибирева, директор Центра и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Александр Верховский, адвокат Константин Андреев, а также юристы, правозащитники, журналисты и религиоведы, в том числе студенты Учебно-научного центра изучения религий РГГУ.
Открытое письмо жителей блокадного Ленинграда
28 МАРТА 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, жители блокадного Ленинграда, хотим высказать наше мнение по поводу передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Считаем такое решение скоропалительным и неоправданным, поскольку все последние годы под куполом собора благополучно сосуществовали музей и церковь. Проведенные за минувший год 640 богослужений дают основание утверждать, что Исаакиевский собор являет собой прекрасный пример сотрудничества музейного и церковного сообществ. Кроме того, не стоит забывать, что в тяжелейшие блокадные дни именно в подвалах Исаакия были размещены эвакуированные из пригородных музеев бесценные экспонаты Петродворца, Пушкина, Павловска, Гатчины. Здесь же нашли приют и сотрудники этих музеев. Это наша общая история, которую мы как блокадники считаем недопустимым забывать при принятии судьбоносных решений.
500 лет Реформации
27 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Лютеране, а вместе с ними и другие протестантские деноминации, празднуют 500-летие Реформации. 22 марта в «Президент-отеле» столицы состоялась встреча, давшая старт юбилейному марафону. В течение года во многих российских регионах пройдут конференции, презентации книг, экуменические богослужения, связанные с круглой датой. Надо заметить, что лютеранство в России является традиционной конфессией. Первая кирха в Москве появилась в 1576 году, спустя несколько десятилетий после религиозной революции. До октябрьского переворота лютеранство было вторым по числу последователей вероисповеданием в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой церкви являлся сам император.
Заявление Вольного исторического общества в связи c предполагаемым уничтожением музея Исаакиевского собора
11 ФЕВРАЛЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В последние недели многие представители музейного сообщества, историки, жителиСанкт-Петербургаи других городов России высказывают свое беспокойство по поводу решения губернатораСанкт-ПетербургаГеоргия Полтавченко передать Исаакиевский собор в управление Русской православной церкви. Если сегодня Исаакиевский собор является и храмом, и музеем, то в результате этого решения в ближайшем будущем музей будет уничтожен. Разделяя эту обеспокоенность и, в частности, поддерживая аргументы, высказанные в заявлении Российского комитета международного совета музеев, Вольное историческое общество считает важным заявить...
Этот музей работает для людей! (письмо экскурсовода)
23 ЯНВАРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Я работаю экскурсоводом по Санкт-Петербургу и пригородам уже больше 20-ти лет. Информация о передаче Исаакиевского собора в ведение Русской православной церкви для меня – тяжелый удар. Дело в том, что я считаю музей «Исаакиевский собор» самым лучшим по организации приема туристов из всех музеев нашего города. Посмотрите – к ним идут тысячи индивидуальных туристов ежедневно в каникулы и летом, сотни организованных групп, и всегда – четко, отлаженно, уважительно они разводят большие потоки людей. Мне никогда не приходилось подолгу с группами стоять и ждать, когда впустят внутрь. 
Война за Исаакий
11 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко официально заявил, что Исаакиевский собор будет передан в пользование Русской православной церкви. Таким образом, эпопея с перетягиванием каната между культурным сообществом и клерикалами приняла новый оборот. Исаакий является не только символом города на Неве, но и успешным музейным проектом. По словам директора Николая Бурова, оборот музея составляет 650 млн рублей. Понятно, что мимо такого прибыльного места церковные топ-менеджеры пройти никак не могли.
Зачем моим внукам 11-е правило Трулльского собора?
30 НОЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
РПЦ сказала: «Надо!», Минобрнауки ответило: «Есть!». Гундяеву показалось мало того, что российских детей в течение одного учебного года пичкают законом Божьим, закамуфлированным под благозвучными якобы «светскими» именами, и он потребовал, чтобы эта хрень изучалась 11 лет, отравляла ребенку все его школьные годы. В среду, 30.11.16, члены Учебно-методического объединения (УМО) при Российской академии образования должны завершить голосование по программе курса, который называется «Православная культура». Источники газеты «Коммерсантъ» считают, что члены УМО проголосуют за одобрение этой программы.
Прямая речь
30 НОЯБРЯ 2016
Дмитрий Гудков: Во власти нет не просто силы, которая защищала бы наши интересы — бог с ним, о тонкостях плоской... шкалы налогообложения можно спорить. Нет силы, которая отстаивала бы здравый смысл.