В оппозиции
19 июня 2018 г.
Михаил Ходорковский обнародовал цель и пути ее достижения

ТАСС

Итак — строительство российской гражданской нации. Вот, к чему призывает двигаться Михаил Ходорковский, человек, который не скрывает своих амбиций принять в этом строительстве самое непосредственное участие, а возможно даже — его возглавить. В первую очередь именно поэтому его очередная программная статья, опубликованная 1 марта, представляет для нас несомненный интерес. Ключевой тезис заявления (а возможно — и манифеста) декларировался Михаилом Борисовичем уже не раз, но актуальности очевидным образом не утратил, раз автор считает необходимым периодически к нему возвращаться. Формулируется он примерно так: транзит власти неизбежен. Но в процессе придется решать две основные задачи. Во-первых, он, этот самый транзит, должен быть бескровным, а во вторых, в результате власть должна оказаться в правильных руках. Не являюсь сторонником пространных цитат, но тут без нее явно не обойтись: «Для решения задачи бескровного транзита власти нам нужно начать думать вместе. Кому это «нам»? Нам — «русским европейцам», тем, кто решил работать на нынешнюю власть в надежде, что это меньшее зло, и тем, кто порвал с ней всякие контакты, считая это не достойным. «Лоялистам» и «непримиримым», сторонникам большей роли государства в экономике и приверженцам либеральных идей, тем, кто за «крымнаш», и тем, кому произошедшее совсем не нравится».

Ну, знаете, если альянс с Кудриным, Шуваловым, Грефом и Чубайсом (я никого не забыл?) действительно позволит избежать кровопролития во время активной фазы обрушения нынешнего режима, то мне невозможно представить себе вменяемых представителей российской оппозиции, которые от такого альянса откажутся. Но вот тут-то и возникают определенные сомнения. В чем для оппозиции может состоять ценность так называемых «системных либералов»? В том, что в «час икс» они используют накопленный за время верного служения путинскому режиму административный ресурс (например, заручившись поддержкой некоторой части силовиков), чтобы минимизировать риски реального гражданского конфликта. Но если эта их возможная роль не вызывает сомнений, то в чем смысл проведения каких-то совместных конференций и круглых столов на предварительном этапе? (А эта идея так же присутствует в обсуждаемой нами статье Михаила Борисовича.) Предположим, условный Чубайс или конкретный Греф сядут в Лондоне за один стол с Ходорковским, Навальным, Каспаровым, Касьяновым и т.д. и начнут содержательный разговор о будущем России. И в тот же самый день против каждого из них в упомянутой выше России будет возбуждено по сорок восемь уголовных дел. Но нам-то в «час икс» нужен Шувалов, который вице-премьер и сохраняет определенные рычаги управления и влияния, а Шувалов, который сидит в Лондоне или в Лефортово, нам зачем? Какой от него прок, кроме, извините, репутационного геморроя?

Необходимость консолидации людей с разными взглядами г-н Ходорковский объясняет следующим образом: «Испуганно открещиваясь от доброжелательных контактов с неприемлющими нынешнюю ситуацию в России людьми, можно продемонстрировать лояльность Кремлю, но потерять перспективу. И точно так же — придерживаясь самой принципиальной и самой крайней точки зрения, отказываясь от сотрудничества с более умеренными, можно быть великим публицистом (что тоже важно), но это не поможет в достижении поставленной цели — реальном преобразовании России».

Готов согласиться. Только в условиях, когда никакого Кремля (в его нынешней ипостаси) уже не будет, люди сами получат возможность выработать отношение к той роли, которую те или иные политики сыграли в становлении путинской корпорации, в ее укоренении во власти. Потому что, когда СМИ получат реальную независимость, роль эта детальнейшим образом будет описана. По моему глубочайшему убеждению, никакая искусственная консолидация общества с формальным сглаживанием углов результата не даст. Люди сначала должны узнать правду, потом выработать свое отношение к услышанному и сформировать позицию. Очевидно же, что первая свободная кампания по выборам в новый российский парламент пройдет под знаком ревизии предыдущего царствования, хотим мы этого или нет. Потому что так устроена свободная политическая жизнь. И внутри этой кампании те, кто против аннексии Крыма, и те, кто счастлив возвращению полуострова в «родную гавань», окажутся непримиримыми антагонистами. Я, кстати, вторых не готов признавать «русскими европейцами». Отношение к захвату Крыма — не ситуационная позиция, а базовая. Что же касается ограничительных мер в отношении нынешних путинских чиновников, то обсуждать сегодня масштаб будущей люстрации, конечно, рано. Люстрация, как и выработка индивидуального отношения к тем или иным представителям нынешнего путинского истеблишмента, возможна только после самого широкого и подробного разговора о деталях и нюансах почти уже двадцатилетнего путинского правления, после которого необходимость и даже безальтернативность люстрации станет, как мне кажется, очевидной для большей части ответственного общества.

Что же касается кулуарных переговоров с путинскими системными либералами, то я двумя руками — за. Конечно, важно, чтобы нашелся человек, который в ключевой момент отопрет дверь изнутри, и ее не придется взрывать. Давать определенные гарантии этим людям — несомненно, но обсуждать с ними будущее устройство России — зачем?    


Фото: Yves Logghe/АР/TASS












  • Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.

  • "Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.

  • Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Бабченко жил. Бабченко жив. Бабченко будет жить
31 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 
Прямая речь
31 МАЯ 2018
Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.
В СМИ
31 МАЯ 2018
"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.
В блогах
31 МАЯ 2018
Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 
Бабченко жив, и это главное
31 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ. Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?
Бабченко убит за то, что был лучшим
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».
Прямая речь
30 МАЯ 2018
Виктор Шендерович: Мы живём в стране, которой правят убийцы, и любого из нас могут убить совершенно безнаказанно. Это подтверждено уже многократно, и это делает смерть Аркадия по-своему ритуальной.
В СМИ
30 МАЯ 2018
"Новая газета": Абсолютно прямой. Абсолютно честный. Настоящий художник, писатель, для которого было важнее гражданское высказывание, чем осмысление происходящего.
В блогах
30 МАЯ 2018
Stanislaw Minin: А политической журналистики больше нет. Есть "они" и "мы". И что бы ни случилось, сразу ясно, кто виноват, некогда разбираться, главное сразу сказать: "суки!"
ФСБ против Виктора Корба
23 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело омского правозащитника, социолога и блогера Виктора Корба приобретает плохой оборот. Следственный комитет возбудил против него уголовное дело по статье 205.2 УК РФ. Он пока в статусе подозреваемого в пропаганде терроризма, что грозит до 5 лет тюрьмы. Учитывая практически нулевой процент оправдательных приговоров в российских судах, в случае передачи дела в суд гэбэшная ловушка захлопнется и в стране появится еще один политзаключенный. Идеальный вариант – уехать, – к сожалению, невозможен, поскольку Виктор Владимирович сообщает, что он под подпиской о невыезде, хотя бумагу, запрещающую ему покидать Омск, он подписать отказался.