Что делать?
24 июня 2017 г.
Как подчинить губернатора народу
3 АПРЕЛЯ 2017, ГРИГОРИЙ ГОЛОСОВ
ТАСС


– Кто у нас реально организует выборы? Избирательные комиссии?

– У них для этого нет собственных ресурсов.Организовать такое мероприятие, как выборы, сложно. А самое главное — у комиссий нет личной заинтересованности в их результатах. Чтобы имитировать демократию, нужны более сильные игроки. Губернаторы. А Чуров или его сменщица, их люди – не более чем пиарщики. Их роль – выступать по телевизору. А если вам что-то не нравится в путинских избирательных комиссиях, обращайтесь в его суд. Там вам покажут, насколько такие обращения бессмысленны…

Нынешние избирательные технологии не изобретены «Единой Россией». Их обкатывали годами во многих регионах: Татарстане, Башкортостане, Саратовской области, республиках Северного Кавказа. К 2003–2004 годам губернаторы в совершенстве овладели мастерством собственного переизбрания и избрания полностью подконтрольных им законодательных собраний. Когда федеральные власти в 2003–2004 годах решили отказаться от свободных выборов, они знали, на кого положиться. Правда, многие губернаторы перестраховывались и прикармливали сразу несколько партий в обмен на их лояльность.

Когда в 2004 году доля мандатов «Единой России» в законодательных собраниях регионов стала стремительно сокращаться, было решено губернаторов назначать. С того времени они стали прямо отвечать за результаты «Единой России». Если результаты неважные – значит, не справляешься, должен уйти. Хочешь иметь лояльное законодательное собрание – пожалуйста, но только с большинством у «Единой России». От губернаторов не требуют напрямую использовать административный ресурс, от них ждут результатов. А как их обеспечить – дело хозяйское...

– Им и самим хочется сохранить свой пост…

– Разумеется. Если без восстановления действительной свободы политических объединений говорить о демократии в России бессмысленно, то изменение конструкции региональной власти – другое необходимое условие. Губернаторы должны нести ответственность перед гражданами своих регионов, а не перед авторитарным правителем – президентом.

– Ведь уже объявили о возвращении к прямым выборам губернаторов?

– Выборы — это когда граждане избирают из числа соперников-кандидатов. Если же стоит президентский фильтр, избирает не народ, а президент. В какой бы форме эти выборы ни проводились. Решение вернуться к прямым выборам губернаторов плохое, даже если они будут честные и без президентских фильтров. Они порождают в регионах те же проблемы, что и президентская республика на федеральном уровне.

В регионах, в отличие от федерального центра, не приходится рассчитывать на бурное партийное строительство. В условиях, когда нет влиятельных партий и независимых СМИ, прямые выборы дадут губернатору огромную власть. Он отстранит партии от принятия ключевых решений, сведет их роль в регионе до нуля, а сам станет несменяемым удельным князем. Если уж для «Единой России» губернатор обеспечивал 60% , то для себя, любимого, или своего ставленника он и 95% сделает.

– И назначать плохо, и избирать нельзя. Где же выход?

– Давайте уточним, зачем нужны выборы губернаторов?

–Чтобы граждане оценили его работу. Переизбрали вновь или выбрали другого.

– Да, но это происходит лишь тогда, когда действующему губернатору противостоит заслуживающий доверия альтернативный кандидат и у него есть достаточно организационных, финансовых, медийных средств, чтобы донести свою позицию до избирателей. В 1990-е годы губернаторы были разной идейной ориентации – демократы, левые, ставленники партийно-хозяйственной номенклатуры, ельцинские назначенцы. Однако практически во всех регионах сформировалась непотопляемая модель регионального авторитаризма, то есть политическая монополия региональных правящих групп, сплоченных вокруг своих лидеров. Установился полный контроль губернаторов над экономической и политической активностью в регионе, законодательные собрания стали ручными. Дальше последовали контроль над финансовыми потоками, распил региональных бюджетов на потребу «своих». Ничего не напоминает?

–Так сегодня устроена вся Россия...

– Совершенно верно. Не федеральный центр выстроил монополию бюрократической вертикали, он просто подстроился под регионы. Вместо того чтобы пытаться переделать жизнь в России на европейский лад, Путин просто выписал ярлыки на княжение региональным правящим группам и их лидерам в обмен на их лояльность.

– Что же делать?

– Не повторять ошибок прошлого. Власть портит, а природа человека неизменна. Нужен механизм противодействия «порче», при котором приличные люди не будут становиться негодяями, даже если соблазн будет велик. Нужно, чтобы губернатор не мог установить контроль над другими общественными институтами. Иначе такая «порча» происходит автоматически. Партийные организации и законодательные собрания в регионах так слабы, что нужны парниковые условия, чтобы они окрепли. При прямых выборах губернаторов такие условия создать нереально.

– Что Вы предлагаете?

– Выборы в законодательные собрания проводить по смешанной системе: 50% — по партийным спискам, 50% — одномандатники. А губернаторов избирать уже голосами депутатов законодательных собраний. Тогда и у кандидатов в губернаторы, и у избранных губернаторов появятся стимулы взаимодействовать с партиями. Губернаторам будет трудно установить в регионах свою политическую монополию. Во главе каждого партийного списка на выборах депутатов законодательного собрания должен стоять именно кандидат в губернаторы. Ведь партии на выборах всегда предлагают свои решения региональных проблем. А без кандидатуры будущего губернатора обязательства решить проблемы – пустая говорильня. Если же во главе партийного списка встанет будущий кандидат в губернаторы, то избирательные кампании переориентируются на местные проблемы. Закончится лохотрон, когда на выборах в законодательные собрания регионов партийные списки возглавляют лидеры федеральных партий. Лозунг «Жириновского в губернаторы Тамбовщины!» уже не пройдет, слишком очевиден обман.

– Предположим, депутатов законодательных собраний избрали. Какова дальнейшая процедура выбора губернатора?

– Выборы губернатора проводятся в два тура. Кроме лидеров партийных списков, в списке кандидатов могут быть те, кого выдвинули депутаты – одномандатники. Голоса депутатов, избранных по партийным спискам, автоматически засчитываются кандидатам их партий. Одномандатники могут поддержать любого кандидата. Они несут ответственность прежде всего перед населением своих округов, поэтому должны быть свободны в волеизъявлении. Если в первом туре губернатор не избран, то проводится второй тур с участием двух кандидатов, получивших наибольшее количество голосов.

– Правила второго тура должны быть иные?

– Разумеется. Если одномандатники по-прежнему должны быть свободны в выборе, то голоса от депутатов по партийным спискам надо автоматически засчитывать кандидату, в пользу которого официально высказалось региональное отделение партии. Тогда кандидатам придется вступать в коалиции, а избранному губернатору выполнять коалиционные обещания.

– А если он не будет их выполнять?

– Нужна процедура отзыва губернатора, вынесения ему вотума недоверия. Примерно так система выборов губернаторов устроена в большинстве демократических стран. Она называется парламентской. Парламентская система в регионах – это не только выборы губернатора региональным парламентом, но и постоянный контроль над работой местного правительства, возглавляемого губернатором, и вотум недоверия ему, если с обязанностями справляется плохо, и формирование нового правительства на коалиционной основе. Но для этого нужна устойчивая многопартийность. Без нее парламентаризм превращается в бесконечную чехарду кризисов, интриг и новых коалиций.

На формирование устойчивой многопартийной системы в регионах могут уйти годы, поэтому надо ограничить воздействие законодательных собраний на исполнительную власть. Прежде всего установить, что в течение первого года вотум недоверия губернатору выносить нельзя. Год закончится – пожалуйста, но только квалифицированным большинством в две трети. При этом нужно предусмотреть конструктивный вотум недоверия, то есть когда правительство не просто отправляют в отставку, а одновременно предлагают кандидатуру нового губернатора. Причем партия, от которой избран увольняемый губернатор, сохраняет право предложить другого кандидата.

– А если для квалифицированного вотума недоверия не хватит голосов?

– Тогда законодательное собрание вправе обратиться к президенту с просьбой уволить губернатора, как не справившегося со своими обязанностями. Если президент не сделает это в течение полугода, депутаты голосуют вотум недоверия вновь. И даже если не наберут квалифицированного большинства голосов, то это уже неважно. Президент обязан и губернатора уволить, и законодательное собрание распустить. Будут новые выборы и депутатов, и губернатора!

– Предлагаете сохранять у президента полномочия верховного арбитра?

– Да, но только в случае затяжного конфликта в регионе. Ограничение для президента одно: он не вправе снять губернатора в течение первого года, а при повторном голосовании – только одновременно с роспуском законодательного собрания. При таких правилах региональная власть не только переориентируется на местные проблемы, но и губернаторы не будут слишком зависеть от федерального центра. И не будут отвечать за результаты федеральных выборов в пользу «Единой России», приписывать ей голоса. Под контролем конкурирующих партий, роль которых в регионах повысится, выборы станут намного честнее.


Фото: Россия. Москва. 18 сентября 2016. Члены избирательной комиссии во время подсчета голосов после окончания выборов в единый день голосования. 18 сентября 2016 года прошли выборы депутатов Государственной думы РФ седьмого созыва, глав ряда субъектов РФ, выборы в органы государственной власти и местного самоуправления в субъектах РФ. Артем Коротаев/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Каждому россиянину права прокурора!
19 ИЮНЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В странах с британскими правовыми традициями гражданин вправе самостоятельно, в порядке частного обвинения требовать в уголовном суде наказания преступника за совершенное преступление. Задумайтесь! Обвиняет не государственный прокурор, а гражданин или нанятый им адвокат! Здорово, да? Но ведь у гражданина нет следователей,  лабораторий и спецтехники, доказать факт преступления ему сложно. Поэтому общество воспринимает частное обвинение как вынужденную, крайнюю меру. Отстаивать  закон обязаны прокуроры, это их прямая обязанность, а гражданам просто надо  контролировать их работу с помощью честных выборов. Поэтому граждане пользуются правом частного обвинения нечасто. Так, в канадской провинции Альберта между 1993 и 2004 годами до стадии слушаний в суде дошло лишь 21 частное обвинение в сфере защиты окружающей среды, и только три закончились вынесением приговора. Это и понятно: прокурор, конкурируя с  гражданами, вынужден усердно исполнять свои обязанности, он главный защитник законности.
Поменять роль и место прокуратуры
12 ИЮНЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Изначально прокуратура в России создавалась как «око государево», как служба внутренней безопасности царя. В Австрии, Франции, Германии история создания прокуратуры была схожей. Но революции, разделение властей и торжество демократии в этих странах сделали прокуратуру более цивилизованной, стоящей, скорее, на страже закона, чем интересов исполнительной власти. Иное дело Россия. При коммунистах прокурор был проводником репрессивной политики КПСС. А сегодня, по мере формирования в России мафиозного авторитарного строя, прокуратура превратилась в стоящее над законом опричное сословие.
Как переустроить судебную власть
4 ИЮНЯ 2017 // Михаил КРАСНОВ
В странах, совершивших успешный рывок в своем развитии, уделяли огромное внимание судебной реформе (и реформе следствия, полиции, прокуратуры), она была в центре преобразований, обеспечивающих высокие темпы экономического развития. Так, в Сингапуре уволили весь судейский корпус, а новых судей назначили из числа лучших адвокатов, дали им огромные оклады, запретили брать кредиты и деньги в долг, поставили их контакты и переговоры под пристальный контроль Бюро по борьбе с коррупцией.
Почему россиянам нужен независимый суд?
29 МАЯ 2017 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Придет время, и россияне устанут «вставать с колен на карачки», кичиться имперским прошлым и нынешним бесправием, захотят перенять опыт развитых стран. Тех, где не платят регулярно дань чиновникам за возможность заниматься предпринимательством или журналистикой, где силовики не всесильны, не «крышуют» и не «отжимают» прибыльные бизнесы, где не разворовывают собранные с населения налоги, где молодому поколению дают хорошее образование, а пенсионеры живут достойно. Россия вновь созреет пойти по европейскому пути. А что в нем главное?Разделение властей, справедливый и независимый от исполнительной власти и парламента суд, равенство граждан перед законом.
Информационная открытость и подотчетность власти в Канаде
22 МАЯ 2017 // ОЛЬГА АФАНАСЬЕВА
Право граждан запрашивать информацию и обязанность официальных органов отвечать на запросы граждан в развитых странах сегодня закреплены специальными законами, а нередко и в национальных конституциях. Родоначальником института доступа к информации считается Швеция. Первый в мире закон о свободе прессы (1776 г.) является одним из четырех основных законов, составляющих Конституцию Швеции. В редакции 1976 г. закона о свободе прессы гл. 2 «Об общественной природе официальных документов» определяет, что «каждый гражданин Швеции наделен правом на свободный доступ к официальным документам» в соответствии с определенными законом правилами.
Трудный путь к достойной жизни
15 МАЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Попробуйте в кругу близких друзей откровенно обсудить, где лежит дорога к обеспеченной жизни? Если среди вас есть чиновник, он признается, что самый короткий – получить хороший откат или распилить бюджет. Бизнесмен понадеется на сверхприбыль, которую удастся получить, обладай он монопольным положением на рынке региона. То, что взятки и откаты неизбежно приведут к росту цен, их волнует мало. У монополиста все равно товар раскупят. Как не волнует чиновников и то, что их казнокрадство лишит бюджет необходимых средств на строительство дорог, школы, больниц. Главное – они сами станут богаче. А своя рубаха ближе к телу – так всегда говорили на Руси.
Иски в защиту общих интересов
8 МАЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Мотивирование граждан на сообщения в органы надзора о воровстве, обмане, казнокрадстве — далеко не единственный путь участия граждан в борьбе за справедливость. Правовой механизм групповых (массовых) исков1 позволяет отдельным гражданам отстаивать общие интересы самостоятельно. Он прочно утвердился во многих странах, прежде всего в странах с английской правовой традицией, а также в Китае и Бразилии. В чем его суть? Люди нередко сталкиваются с ситуацией, когда их права и интересы нарушены, а обращаться в суд экономически невыгодно.
Политические аспекты реформы местного самоуправления
1 МАЯ 2017 // ВЛАДИМИР ГЕЛЬМАН
В условиях господства КПСС местное самоуправление было лишь нижним звеном государственного механизма. Постсоветские политические преобразования в России ознаменовались серией радикальных реформ местного самоуправления. Конституция России 1993 года провозгласила автономию местного самоуправления, установив (статья 12), что органы местного самоуправления не входят в структуру государственной власти. Были приняты важнейшие законы, направленные на развитие местного самоуправления.
Профанация отчетности об имуществе российских чиновников
24 АПРЕЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В целях борьбы с коррупцией и незаконными доходами чиновников в США государственный служащий обязан предоставлять в Управление по вопросам этики следующую информацию о своих расходах и доходах, а также расходах и доходах близких родственников (детей, супруга/супруги, родителей), в том числе:- сведения об источниках происхождения имущества, его составе и стоимости;- сведения об имеющихся депозитах, полученных и выданных займах, а также полученных кредитах;- перечень полученных подарков, стоимость которых превышает $50;- перечень транспортных, развлекательных и иных сопоставимых услуг, оплаченных не из личных или бюджетных средств (с указанием источника).
Шведская стратегия борьбы с коррупцией
17 АПРЕЛЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
До середины XIX века в Швеции коррупция процветала. Одним из следствий модернизации страны стал комплекс мер, нацеленных на устранение меркантилизма. С тех пор государственное регулирование касалось больше домашних хозяйств, чем фирм, и было основано больше на стимулах (через налоги, льготы и субсидии), нежели на запретах и разрешениях. Был открыт доступ к внутренним государственным документам и создана независимая и эффективная система правосудия. Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов и стали добиваться их исполнения.