Что делать?
23 октября 2017 г.
Как подчинить губернатора народу
3 АПРЕЛЯ 2017, ГРИГОРИЙ ГОЛОСОВ
ТАСС


– Кто у нас реально организует выборы? Избирательные комиссии?

– У них для этого нет собственных ресурсов.Организовать такое мероприятие, как выборы, сложно. А самое главное — у комиссий нет личной заинтересованности в их результатах. Чтобы имитировать демократию, нужны более сильные игроки. Губернаторы. А Чуров или его сменщица, их люди – не более чем пиарщики. Их роль – выступать по телевизору. А если вам что-то не нравится в путинских избирательных комиссиях, обращайтесь в его суд. Там вам покажут, насколько такие обращения бессмысленны…

Нынешние избирательные технологии не изобретены «Единой Россией». Их обкатывали годами во многих регионах: Татарстане, Башкортостане, Саратовской области, республиках Северного Кавказа. К 2003–2004 годам губернаторы в совершенстве овладели мастерством собственного переизбрания и избрания полностью подконтрольных им законодательных собраний. Когда федеральные власти в 2003–2004 годах решили отказаться от свободных выборов, они знали, на кого положиться. Правда, многие губернаторы перестраховывались и прикармливали сразу несколько партий в обмен на их лояльность.

Когда в 2004 году доля мандатов «Единой России» в законодательных собраниях регионов стала стремительно сокращаться, было решено губернаторов назначать. С того времени они стали прямо отвечать за результаты «Единой России». Если результаты неважные – значит, не справляешься, должен уйти. Хочешь иметь лояльное законодательное собрание – пожалуйста, но только с большинством у «Единой России». От губернаторов не требуют напрямую использовать административный ресурс, от них ждут результатов. А как их обеспечить – дело хозяйское...

– Им и самим хочется сохранить свой пост…

– Разумеется. Если без восстановления действительной свободы политических объединений говорить о демократии в России бессмысленно, то изменение конструкции региональной власти – другое необходимое условие. Губернаторы должны нести ответственность перед гражданами своих регионов, а не перед авторитарным правителем – президентом.

– Ведь уже объявили о возвращении к прямым выборам губернаторов?

– Выборы — это когда граждане избирают из числа соперников-кандидатов. Если же стоит президентский фильтр, избирает не народ, а президент. В какой бы форме эти выборы ни проводились. Решение вернуться к прямым выборам губернаторов плохое, даже если они будут честные и без президентских фильтров. Они порождают в регионах те же проблемы, что и президентская республика на федеральном уровне.

В регионах, в отличие от федерального центра, не приходится рассчитывать на бурное партийное строительство. В условиях, когда нет влиятельных партий и независимых СМИ, прямые выборы дадут губернатору огромную власть. Он отстранит партии от принятия ключевых решений, сведет их роль в регионе до нуля, а сам станет несменяемым удельным князем. Если уж для «Единой России» губернатор обеспечивал 60% , то для себя, любимого, или своего ставленника он и 95% сделает.

– И назначать плохо, и избирать нельзя. Где же выход?

– Давайте уточним, зачем нужны выборы губернаторов?

–Чтобы граждане оценили его работу. Переизбрали вновь или выбрали другого.

– Да, но это происходит лишь тогда, когда действующему губернатору противостоит заслуживающий доверия альтернативный кандидат и у него есть достаточно организационных, финансовых, медийных средств, чтобы донести свою позицию до избирателей. В 1990-е годы губернаторы были разной идейной ориентации – демократы, левые, ставленники партийно-хозяйственной номенклатуры, ельцинские назначенцы. Однако практически во всех регионах сформировалась непотопляемая модель регионального авторитаризма, то есть политическая монополия региональных правящих групп, сплоченных вокруг своих лидеров. Установился полный контроль губернаторов над экономической и политической активностью в регионе, законодательные собрания стали ручными. Дальше последовали контроль над финансовыми потоками, распил региональных бюджетов на потребу «своих». Ничего не напоминает?

–Так сегодня устроена вся Россия...

– Совершенно верно. Не федеральный центр выстроил монополию бюрократической вертикали, он просто подстроился под регионы. Вместо того чтобы пытаться переделать жизнь в России на европейский лад, Путин просто выписал ярлыки на княжение региональным правящим группам и их лидерам в обмен на их лояльность.

– Что же делать?

– Не повторять ошибок прошлого. Власть портит, а природа человека неизменна. Нужен механизм противодействия «порче», при котором приличные люди не будут становиться негодяями, даже если соблазн будет велик. Нужно, чтобы губернатор не мог установить контроль над другими общественными институтами. Иначе такая «порча» происходит автоматически. Партийные организации и законодательные собрания в регионах так слабы, что нужны парниковые условия, чтобы они окрепли. При прямых выборах губернаторов такие условия создать нереально.

– Что Вы предлагаете?

– Выборы в законодательные собрания проводить по смешанной системе: 50% — по партийным спискам, 50% — одномандатники. А губернаторов избирать уже голосами депутатов законодательных собраний. Тогда и у кандидатов в губернаторы, и у избранных губернаторов появятся стимулы взаимодействовать с партиями. Губернаторам будет трудно установить в регионах свою политическую монополию. Во главе каждого партийного списка на выборах депутатов законодательного собрания должен стоять именно кандидат в губернаторы. Ведь партии на выборах всегда предлагают свои решения региональных проблем. А без кандидатуры будущего губернатора обязательства решить проблемы – пустая говорильня. Если же во главе партийного списка встанет будущий кандидат в губернаторы, то избирательные кампании переориентируются на местные проблемы. Закончится лохотрон, когда на выборах в законодательные собрания регионов партийные списки возглавляют лидеры федеральных партий. Лозунг «Жириновского в губернаторы Тамбовщины!» уже не пройдет, слишком очевиден обман.

– Предположим, депутатов законодательных собраний избрали. Какова дальнейшая процедура выбора губернатора?

– Выборы губернатора проводятся в два тура. Кроме лидеров партийных списков, в списке кандидатов могут быть те, кого выдвинули депутаты – одномандатники. Голоса депутатов, избранных по партийным спискам, автоматически засчитываются кандидатам их партий. Одномандатники могут поддержать любого кандидата. Они несут ответственность прежде всего перед населением своих округов, поэтому должны быть свободны в волеизъявлении. Если в первом туре губернатор не избран, то проводится второй тур с участием двух кандидатов, получивших наибольшее количество голосов.

– Правила второго тура должны быть иные?

– Разумеется. Если одномандатники по-прежнему должны быть свободны в выборе, то голоса от депутатов по партийным спискам надо автоматически засчитывать кандидату, в пользу которого официально высказалось региональное отделение партии. Тогда кандидатам придется вступать в коалиции, а избранному губернатору выполнять коалиционные обещания.

– А если он не будет их выполнять?

– Нужна процедура отзыва губернатора, вынесения ему вотума недоверия. Примерно так система выборов губернаторов устроена в большинстве демократических стран. Она называется парламентской. Парламентская система в регионах – это не только выборы губернатора региональным парламентом, но и постоянный контроль над работой местного правительства, возглавляемого губернатором, и вотум недоверия ему, если с обязанностями справляется плохо, и формирование нового правительства на коалиционной основе. Но для этого нужна устойчивая многопартийность. Без нее парламентаризм превращается в бесконечную чехарду кризисов, интриг и новых коалиций.

На формирование устойчивой многопартийной системы в регионах могут уйти годы, поэтому надо ограничить воздействие законодательных собраний на исполнительную власть. Прежде всего установить, что в течение первого года вотум недоверия губернатору выносить нельзя. Год закончится – пожалуйста, но только квалифицированным большинством в две трети. При этом нужно предусмотреть конструктивный вотум недоверия, то есть когда правительство не просто отправляют в отставку, а одновременно предлагают кандидатуру нового губернатора. Причем партия, от которой избран увольняемый губернатор, сохраняет право предложить другого кандидата.

– А если для квалифицированного вотума недоверия не хватит голосов?

– Тогда законодательное собрание вправе обратиться к президенту с просьбой уволить губернатора, как не справившегося со своими обязанностями. Если президент не сделает это в течение полугода, депутаты голосуют вотум недоверия вновь. И даже если не наберут квалифицированного большинства голосов, то это уже неважно. Президент обязан и губернатора уволить, и законодательное собрание распустить. Будут новые выборы и депутатов, и губернатора!

– Предлагаете сохранять у президента полномочия верховного арбитра?

– Да, но только в случае затяжного конфликта в регионе. Ограничение для президента одно: он не вправе снять губернатора в течение первого года, а при повторном голосовании – только одновременно с роспуском законодательного собрания. При таких правилах региональная власть не только переориентируется на местные проблемы, но и губернаторы не будут слишком зависеть от федерального центра. И не будут отвечать за результаты федеральных выборов в пользу «Единой России», приписывать ей голоса. Под контролем конкурирующих партий, роль которых в регионах повысится, выборы станут намного честнее.


Фото: Россия. Москва. 18 сентября 2016. Члены избирательной комиссии во время подсчета голосов после окончания выборов в единый день голосования. 18 сентября 2016 года прошли выборы депутатов Государственной думы РФ седьмого созыва, глав ряда субъектов РФ, выборы в органы государственной власти и местного самоуправления в субъектах РФ. Артем Коротаев/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»