Украина
16 июня 2019 г.
Президент Порошенко обрывает контакты с Россией

ТАСС

В минувшую среду в главной украинской правительственной газете был опубликован указ президента Петра Порошенко о новых ограничительных мерах в отношении ряда российских физических и юридических лиц. Теперь в списке тех, кто оказался под украинскими санкциями, больше тысячи людей и почти пятьсот компаний. Согласно этому решению, блокировке подлежат, в том числе, такие популярные социальные сети, как «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также «Яндекс» и «Мэйл.ру» со всеми своими сервисами. Под запретом оказались «Лаборатория Касперского», информационное агентство «Россия сегодня» и чуть ли не все крупнейшие российские телекомпании. Впрочем, «под запретом» — термин, который не вполне точно описывает последние ограничительные меры. Так, скажем, правительство уже заявило, что никаких карательных мер в отношении лиц и даже компаний, которые станут обходить блокировку, предпринимать не будут.

По словам украинских официальных лиц, жесткие меры предприняты с единственной целью — «ограничить на территории Украины агитационные и пропагандистские усилия России, направленные на дестабилизацию ситуации в Украине». Отдавая себе отчет в том, что подобные меры весьма сомнительны с точки зрения эффективности, украинские власти признают, что хотят лишь «частично ограничить влияние российской пропаганды» на украинских граждан.

В свободном мире данное решение было воспринято, прямо скажем, прохладно. Ограничительные меры в отношении Интернета и в Америке, и в Европе всегда воспринимаются в штыки, какими бы мотивами они ни объяснялись. Официальные лица в России тоже, разумеется, жестко раскритиковали указ Петра Порошенко, после приятия которого начали блокироваться коммуникационные сервисы, одинаково популярные и в России, и в Украине. Некоторые даже с позиций поборников свободы слова. Так, замминистра связи Алексей Волин высказался в том смысле, что такая недемократичная мера может быть эффективной, только если по поводу ее принятия в обществе есть определенный консенсус. (Например, когда мы говорим о детской порнографии, легко себе представить, что большинство пользователей выступит за ограничение подобного контента.) В иных же случаях, как полагает высокопоставленный чиновник, раздраженные граждане легко обойдут искусственные препоны.

Тут самое время вспомнить, что подобное здравомыслие и широту взглядов Алексей Константинович демонстрировал далеко не всегда. Скажем, три года назад, когда местный Роскомнадзор по исключительно идеологическим мотивам заблокировал (и по сей день блокирует) такие сайты, как «Ежедневный Журнал», «Каспаров.ру» и «Грани.ру», г-н Волин на демократические ценности не ссылался, а говорил лишь о «непрофессионализме» работающих на порталах журналистов, подставивших своих работодателей.

Как любой прогрессивный человек доброй воли, я, разумеется, выступаю против ограничительных мер в Интернете, которые, конечно, наносят значительный урон обычным пользователям. В то же время, как гражданин России (то есть страны, осуществившей агрессию в отношении Украины и аннексировавшей часть ее территории), я признаю право руководства Украины любыми способами этой агрессии противостоять. Если президент Порошенко уверен, что данные меры помогут снизить разрушительный эффект от российской пропаганды (а уж кому, как не нам с вами, знать, насколько он может быть разрушительным), значит, у него есть не только право, но и обязанность эти меры незамедлительно принять. И  не нам с вами укорять его за это. На то существует украинский народ, который сам разберется со своим президентом.             




Фото: Сергей Коньков/ТАСС












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?