Что делать?
19 октября 2017 г.
«Капитализм для своих» в российской Амазонии
3 ИЮЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

Опросы общественного мнения показывают устойчивое неуважение россиян к Государственной думе, равно как и к Совету Федерации. На вопрос газеты «Новые известия» «Какой оценки заслуживает работа нынешнего состава Госдумы РФ?» 83% опрошенных ответили: «Неудовлетворительно». i

Не случайно Госдума за свои антинародные законы получила презрительное прозвище «взбесившийся принтер». Взять хотя бы «закон Димы Яковлева», обрекающий на жалкое существование или смерть тысячи наших маленьких сирот. Но парадокс в том, что эти депутаты избираются нашим народом. И даже на выборах во второй половине 1990-х годов, когда в России имела место политическая конкуренция, а не нынешняя декорация, народ относился к выборам депутатов разного уровня как к странной блажи, от которой лучше уклониться. А если и голосовать, то за какого-нибудь клоуна вроде Жириновского. Вникать в программы партий, а тем более самим участвовать в политических сходках и митингах — нет уж, увольте! Вот выборы президента, который в представлении большинства россиян нечто вроде царя-благодетеля, это другое дело. Все-таки владыка, верховный начальник, пожалуешься — и унитаз тебе наладят…

Почему мы ведем себя не как шведы, французы или англичане? Почему для них важно, кто заседает в парламенте, какие законы это собрание народных представителей принимает, какие политические и экономические программы реализует? А нам парламент «до лампочки». Воспринимать депутатов, мэров, губернаторов и президента как слуг, как нанятого нами в складчину охранника или управдома мы органически не в состоянии. Начальник не может быть слугой. Власть россияне воспринимают скорее как оккупационную, или как мафию, которой вынуждены платить дань в форме налогов.

Действительно, отношение россиян к власти трудно назвать разумным и последовательным. Как показывают опросы, большинство поддерживает власть, нарушившую в ходе аннексии Крыма нормы международного права и взятые Россией на себя обязательства. С другой стороны — люди стараются разными способами увильнуть от уплаты налогов. Казалось бы, раз поддерживаешь власть, поддержи ее рублем! Нет, и на случаи откровенного казнокрадства реагируем вяло. Подумаешь, по смете питерский стадион должен был стоить 7 млрд, а обошелся свыше 40. Ну и что? А ведь даже среди бандитов, живущих «по понятиям», тем, кто крысятничает и крадет деньги из общака, гарантирована смерть!

Демократия (народовластие) предполагает реализацию органами принуждения решений общего собрания граждан города-государства (аналога нынешнего ТСЖ или садоводства) либо собрания народных представителей. А как быть, если граждане не хотят участвовать в собраниях и выборах? Надеются, что как-нибудь без них все образуется, что к рулю встанет добрый князь (председатель ТСЖ или президент), который воровать из общей казны будет в меру и «всем нам сделает хорошо».

В основе таких архаических надежд на «доброго царя» лежит, как утверждают этологи, закрепленная в генах программа поведения. Стада наших первобытных предков подчинялись самым сильным альфа-самцам. В стычках с другими племенами лучшей стратегией выживания оказалось не нарушать пирамиду власти, во всем подчиняться «национальному лидеру». Естественный отбор закрепил эту стратегию в генах. Как сказал поэт: «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит!».

Может, россияне политической культурой не вышли? Трудно представить себе, что племена в джунглях Амазонки проводят предвыборные собрания и дискутируют о степени свободы в интернете или необходимости узаконить иски в защиту общественных интересов. Не доросли! Как, впрочем, не доросли до этого и туркмены в песках Кара-Кумов, и таджики в горах Памиро-Алая. А мы разве доросли?

Разделение властей, независимый суд, контроль народных представителей за действиями чиновников — это достижения современной европейской культуры, культуры гражданского участия. В наших генах такие порядки не прописаны. Реально они есть в двух десятках развитых государств, где власть действительно служит народу, а налоги — скорее взносы в общак, чем дань власть имущим. Остальные страны до такого уровня культуры еще не доросли, там «естественные государства», в основе которых сбор с населения дани, откатов, ренты, «распил» казны власть имущими. Общественный строй в таких странах — «капитализм для своих» или власть мафии. Такой строй установился сегодня и в России.

Есть и другая причина мрачной российской действительности. Это уровень знаний простого народа. Можно ли посредством демократических процедур голосами больных избирать главного врача больницы? Нельзя. А избирать министра финансов можно? Но ведь простые люди ничего не смыслят в налоговой и бюджетной политике! А нужно ли гражданам избирать президента? Смогут ли граждане, ничего не разумеющие в макроэкономике, отличить популиста-демагога от здравомыслящего кандидата? Вряд ли.

В нашей стране на образование выделяется 2% ВВП, а в Южной Корее — 27% ВВП. Тогда вам должно быть понятно, почему нарождаются конкурентоспособные южнокорейские товары — гаджеты, автомашины, растет уровень жизни народа. А куда идут наши деньги? На сверхдоходы чиновников, на распил казны, на дворцы знати? А мы считаем, что так есть и так всегда будет. Зря надеемся, будет много хуже. Страны, похожие на нас по своему общественному устройству в Африке и в Азии, за последние полвека снизили доходы населения вдвое, миллионы мрут от голода и болезней. Зато их мафиозная элита строит новые дворцы и яхты. Мы не одни такие. Жители Зимбабве, Конго, Съерра-Леоне — наши братья по духу и холопству. Мы не понимаем, что только в странах, где и местная и верховная власть контролируется населением через эффективные институты участия, имеет место рост жизненного уровня населения. Так что в том, что немцы, финны, шведы имеют зарплату в десять раз большую, чем россияне (при тех же ценах в магазинах), виноваты не Обама или Трамп, а мы сами, это следствие нашей подданической монархической культуры.

Нынешняя российская элита — это мафиозная бюрократическая вертикаль, охраняемая опричниками в шлемах. Не ученые, не специалисты, не профессиональные политики, юристы и экономисты, определяют судьбу страны, а чиновники. Они понимают природу власти как право повелевать «терпилами» и не зависеть от них. Чиновники получили власть от верховного правителя, а как того занесло на самый верх — по наследству или в результате псевдовыборов, — не важно. Будешь в его милости — станешь частью властной пирамиды, разбогатеешь.Этим людям, как и значительной части россиян, идейно близок сталинизм. Они считают авторитарную бюрократическую вертикаль наилучшей формой организации государства, настороженно относятся к бизнесу и частной собственности на средства производства, допускают существование только своих, ими назначенных «предпринимателей». Но хотят ездить на дорогих импортных автомашинах, пользоваться изобретенными на Западе гаджетами, иметь недвижимость и банковские вклады в Европе.

Да, мы «терпилы». Возьмем для примера Объединенную авиастроительную корпорацию. От кого зависит качество разработок новой техники, внедрение перспективных технологий? От конструкторов и технологов. Но они получают зарплату 13-15 тыс. рублей. А чиновники, возглавляющие корпорацию, — 250-280 тыс. ежемесячно. Они не рискуют своим капиталом, они распоряжаются казенными, т.е. «ничейными» деньгами и погоняют «терпил», не способных даже организовать профсоюз.

За последние 15 лет при молчаливом согласии народа реанимированы все существовавшие при советской власти институты, такие как всесильное КГБ-ФСБ, карманные суды, прокуратура. Выборы как волеизъявление народа умело профанировали, политическую конкуренцию свели на нет, реальную оппозицию задавили.

Тот факт, что Россия, Украина, Белоруссия пришли к авторитаризму более или менее демократическим путем, свидетельствует об архаичной подданнической культуре наших народов и объективном раскладе предпочтений граждан. В постсоветских республиках (за исключение Прибалтики) не была проведена люстрация (очищение власти). Она и не могла произойти при отсутствии массовых оппозиционных политических партий или стоящей в оппозиции к власти церкви. Куда могла деться в ходе рыночных реформ многомиллионная армия коммунистической номенклатуры, привыкшая получать блага от властной иерархии, имеющая самые тесные связи с репрессивным аппаратом, владеющая навыками манипулирования массами, жаждущими «старых песен о главном»? Так что появление во главе бюрократической вертикали Путина — явление закономерное. Вряд ли власть Лужкова–Примакова или Зюганова–Макашова была бы лучше. А иных, имеющих шансы быть избранными, на рубеже 2000-х годов не просматривалось.

Владимир Путин понял, что нашему народу нужна имперская риторика, региональным начальникам — возможность «доить» подконтрольные территории, а силовикам — крышевать бизнес. Сам же российский (как и украинский, и армянский и т.д.) бизнес — не сторонник честной конкуренции, готов платить за «крышу», за то, чтобы не отняли бизнес, не сажали и не убивали. В итоге получилось, что самые жирные куски достались близким президенту людям, была налажена система коррупционной скупки лояльности на местах, а финансовые потоки, прокуратура, суд и другие государственные институты взяты под жесткий контроль силовиков. Эта властная вертикаль ушла корнями в союз аморального и трусливого российского бизнеса и корыстной коррумпированной бюрократии. Питательной почвой для нее служат природные ресурсы страны и народ с его подданнической холопской культурой. Сможем ли мы выбраться из этой колеи?

____________________________________

i Новые Известия 18.09.15 №169

Фото: Григорий Сысоев/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.
Ниспровергнуть авторитарное большинство – непростая задача
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // МАРК УРНОВ
Авторитарный синдром присутствует в культурах практически всех стран, вступающих на путь демократизации, и делает этот путь весьма тернистым. Упрощая ситуацию, авторитарное отношение к власти можно свести к готовности воспринимать ее носителей как отцов или «старших братьев», то есть людей, обладающих безусловным авторитетом и «более равных», чем все остальные. И это предельно мягкая формула, она может преобразовываться во взгляд на властителей как на людей лучшей породы, вождей нации, мирового пролетариата или всего человечества, представителей Божества на Земле и т. д.
Несчастная собственность
25 СЕНТЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Частная собственность, власть, достаток и богатство — эти понятия в российской действительности подсознательно связываются в один клубок. Заменим в этом ряду «власть» на «труд» или «талант» (таланты бывают разные, например деловые) — и порядок слов начинает выглядеть неестественным, будто чего-то не хватает. Добавьте к труду и его производным (достатку и собственности) власть — и пазл сложится, выкиньте труд и таланты — смысл поменяется мало.
Что делать? Возможные действия в новых условиях
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Возвращение России на нормальный путь требует решения нескольких групп задач. Назову две.Во-первых, надо преодолеть апатию и депрессию у сторонников демократического пути развития России. Сегодня очень многие думают об эмиграции, а еще большее число – просто не верит ни во что и не собирается больше ни в чем участвовать. Надо признать, что наши противники смогли не только фальсифицировать выборы, но и убедить значительную часть общества, что Россия обречена на авторитаризм.
Механизмы краха авторитаризма
18 СЕНТЯБРЯ 2017 // ЕГОР ГАЙДАР
Прогнозировать время начала кризиса авторитарного режима трудно. Порой он долго не наступает, но когда начинается, то развертывается стремительно, быстрее, чем кто бы то мог предположить. Лидеры авторитарных режимов нередко сами не понимают, почему это происходит. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, изумленный развитием событий в 1978 г., спрашивал американского посла в Иране Джорджа Салливэна: «Меня беспокоит то, что происходящее находится за пределами возможностей КГБ. Значит, это работа британских секретных служб или ЦРУ. Почему ЦРУ решило работать против меня?»
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории. На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.