Что делать?
24 апреля 2019 г.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018, ЕВГЕНИЙ ЯСИН

ТАСС

Дайджест подготовлен Георгием Погожаевым по статье д.э.н. Е. Ясина, Президента фонда «Либеральная миссия» (Права собственности, приватизация и национализация в России. Новое литературное обозрение, 2009)

«Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.

Для экономики, для её будущего развития это было лучше. Для будущей легитимации прав собственности новых владельцев это было хуже». «Ваучеры были специальными «деньгами», создавшими искусственный спрос на госимущество. Они прекратили своё существование 1 июля 1994 года. А в ПИФы уже должны были пойти настоящие деньги и акции с растущей капитализацией. Однако в выстроенные скорлупки деньги не потекли, а портфели акций, скупленных за ваучеры, реально не стоили почти ничего.

Что-то надо было предпринять. Но не придумали, не смогли.

Итог оказался такой. Государство, в соответствии с замыслом, избавилось от значительной части своей собственности, но большинство тех, кто надеялись что-то получить от этой операции, не получили практически ничего. Выиграло незначительное меньшинство.

Налицо проблема легитимации, хотя задача по крайней мере наполовину была решена – российская экономика на две трети перестала быть государственной».

«Кредиторы получили право организовывать аукционы и выиграли на них подставные организации, представлявшие их самих. Так, пакет из 45% акций ЮКОСа выиграло ЗАО «Лагуна» из Талдома за 159 млн. долларов, примерно столько же (150 млн. долл.) банк «Менатеп» дал в кредит российскому правительству, которое и не думало выкупать залог. «Норильский никель» достался за 170,1 млн долл. ОНЭКСИМ Банку, который дал бюджету взаймы 170 млн долл. Другие солидные претенденты к аукционам допущены не были.

Правительство явно не ставило перед собой задачу выручить максимальную сумму, хотя деньги ему были нужны очень, – оно рассчитывало на политическую и финансовую поддержку тех, кто по его воле в одночасье стали олигархами. Эти ожидания не оправдались». «Без сомнения, приватизация не привела к повышению эффективности экономики».

«М. Голдман ссылается на авторитет Алана Гринспена: «Многое из того, что принимали как данность в нашей системе свободного рынка и приписывали человеческой природе, оказалось вовсе не природой, а культурой. Демонтаж функций централизованного планирования в экономике не устанавливает автоматически, как некоторые считали, свободно-рыночную предпринимательскую систему. Рыночную экономику подпирает огромная масса капиталистической культуры и инфраструктуры, которая эволюционировала в течение первых поколений: законы, конвенции, поведение и широкий спектр бизнес-профессий и практик, которые не имели важных функций в экономике с централизованным планированием.

К этому Голдман добавляет: это критически важно для понимания того, что произошло в России. Выступления маленькой группы советологов в западных странах не были услышаны, хотя только они понимали, какое значение будет иметь культура. Должен сказать, что к последнему тезису я готов присоединиться и, собственно, с 2002 года всё время пишу и говорю о важности институтов, культуры и ценностей».

«Народный капитализм» не состоялся. Для будущей эффективности экономики это было совсем не плохо. Но популярности реформаторам, особенно после широковещательных деклараций о народной приватизации, это не прибавило». «Хаоса у нас было больше, чем в Польше или Чехии. Но это не от глупости, а от культурной отсталости, от более длительного пребывания в коммунистической западне». «Это, результат свободы, предоставленной людям не готовым к ней».

«Ясно, однако, никакое развитие невозможно, если не изменятся институты и культура. Приватизация, сначала формальная, даёт старт непростому процессу культивирования института частной собственности, легитимации его: шаг за шагом, правомочие за правомочием, по мере утверждения других необходимых институтов рыночной экономики: независимого суда, инфорсмента законов, прекращения привычного бюрократического произвола, свободы СМИ, развития экономической и политической конкуренции. (Вследствие этого) частная собственность из формальной нормы превращается в полноправный, реально работающий институт».

«Согласно опросам в 28 странах с переходной экономикой, 81% опрошенных оценивают приватизации в своих странах отрицательно, и это спустя 15-18 лет. Надо пережить эту беду, возместив большинству населения возврат к капитализму ростом благосостояния и расширением возможности для самореализации.

Либо, пытаясь повысить степень легитимации, теми или иными методами ревизовать итоги приватизации и тем самым стимулировать всё новые претензии уже не только к старым, но и к новым переделам собственности, подрывая склонность к инвестициям и увеличивая трансакционные издержки, по крайней мере, в форме упущенных выгод.

Можно сказать, что на данном этапе верх одержал бюрократ. Российский бизнес проиграл и вынужден занять подчинённое, уязвимое положение. Он отвечает бюрократии уверениями в преданности и снижением деловой активности. Вместо былой агрессивности приходит тактика «не высовываться». Во взаимоотношениях власти и бизнеса устанавливается режим «стратегической неопределённости», губительный для модернизации, для масштабных проектов, для инноваций.

До поры до времени с ним можно мириться, находя возможность наслаждаться непривычной стабильностью, благоприятной для России конъюнктурой мировых рынков, возможностью поддерживать рост доходов населения вдвое выше роста производительности труда. Но рано или поздно это расслабленное состояние закончится.

Мы наблюдаем многоплановый, противоречивый процесс становления современной экономики в России. Уверен, что на следующем его этапе мы увидим новую волну приватизации, теперь уже чётко ориентированную на защиту прав собственности всеми институтами рыночной экономики и демократического государства».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.