В оппозиции
23 апреля 2019 г.
Шпана с нагайками в Москве – анонс путинской инаугурации

АР/TASS

Нет никаких сомнений в том, что максимально жесткая реакция со стороны власти на мирные антиправительственные демонстрации по всей стране – прямое указание Администрации президента. Даже текст, который в минувшую субботу на Пушкинской площади звучал из полицейских громкоговорителей, существенно отличался от традиционного. К давно вызывающему смех объяснению «вы мешаете проходу граждан» добавилось угрожающее предупреждение. «В случае неповиновения, – разносилось на всю площадь, – к вам будет применена физическая сила и специальные средства». И полиция сдержала свое обещание! Итог акции 5 мая, выходить на которую призвал своих сторонников Алексей Навальный, – более полутора тысяч задержанных по всей России. Причем, почти половина из этих задержаний пришлась на столицу.

Первый «казачий разъезд» (без лошадей, правда) мы обнаружили перед подземным переходом через Тверскую возле мэрии. Надо признаться, вид  у этих граждан был странноватый… Единственное, что указывало на принадлежность к славному сословию – папахи. В остальном же их одежда ничем не отличалась от обычной человеческой – футболки, джинсы, кроссовки. Создавалось впечатление (кстати, вовсе не обязательно – обманчивое), что отдельной группе граждан выдали специальные отличительные знаки. Но возле памятника солнцу русской поэзии орудовали уже патентованные казаки при всех сопутствующих причиндалах. Действовали они храбро, если не сказать – отчаянно. В определенный момент компактная группа казаков выскакивала из-за спин омоновцев, врезалась в толпу, нанося в разные стороны удары руками, ногами и ногайками, после чего уходила обратно за кордоны полиции. Никогда раньше я не видел ничего подобного. Было очевидно, что данная стратегия заранее срежиссирована, а, возможно, и отрепетирована. Набеги ряженых хулиганов чередовались с вылазками омоновцев, которые, впрочем, действовали по привычной схеме – клином разрезали группы демонстрантов, выхватывали несколько человек и уводили их в автобусы. Правда, в этот день задержания проходили значительно жестче, чем обычно. Никто полиции не сопротивлялся, и не было никакой нужды заламывать людям руки, бить их дубинками и волочить по земле. Но все равно людей били и волочили. Вне всякого сомнения, такая ничем не оправданная жестокость – результат специальной установки. Тут налицо прямое превышение служебных полномочий. А вот применение силы в отношении граждан со стороны добровольных помощников полиции – так называемых, «казаков» или тех же «нодовцев», согласно законам Российской Федерации, – уголовное преступление, пресечь которое – не просто право, но и долг ответственного гражданина своей страны.

ТАСС
ТАСС

Тут мы вступаем на зыбкую почву актуального правоприменения в любезном отечестве. В данных обстоятельствах любой здравый человек задастся вопросом – а могу ли я попасть под уголовную статью, если брызну из перцового баллончика в лицо напавшему на меня человеку не в полицейской форме? Ответ, разумеется, утвердительный. Да, в сегодняшней России можете! Достаточно обратиться к опыту сидельцев Болотной, которые вообще ни к кому никакого физического насилия не применяли и, тем не менее, были судимы и получили кто условные, а кто и вполне реальные сроки. Но на что же тогда опираться человеку в выборе своей реакции на те или иные вызовы окружающего мира, если не на действующее законодательство? Так вот повторю – физическое противостояние хулигану даже с применением в целях самообороны спецсредств, разрешенных законом к использованию обычными гражданами – естественная, на мой взгляд, реакция человека на нападение. А главное – не противоречащая действующему законодательству! А то, что хулиганы эти выскакивают из-за спин полиции и очевидным образом находятся под ее покровительством, эту ситуацию не корректирует ни в какой степени – они остаются все теми же хулиганами, заслуживающими адекватных ответных действий. (Впрочем, я бы баллончик все равно не рекомендовал использовать внутри массовой акции – десять ментов потом засвидетельствуют, что, несмотря на то, что вы пустили струю в лицо напавшему на вас казаку, они тоже пострадали и практически лишились зрения. И это ваше действие уже будет квалифицироваться как нападение на сотрудника полиции…)

АР/TASS

Итак, 5 мая в Москве Владимир Путин продемонстрировал нам и окружающему миру свою целевую аудиторию, социальную группу, на которую собирается опираться в свой очередной президентский срок. Причем, культивация этой, так сказать, субкультуры была проведена по весьма не тривиальной технологии. Сначала создавалась горячая точка (например, Донбасс), потом она нашпиговывалась полубандитским отребьем со всех уголков нашей необъятной родины, которое формировалось уже во вполне дееспособную уголовную силу. И силу эту теперь можно использовать вне рамок закона в любой точки России. В том числе – в столице. 5 мая мы все стали свидетелями наглядной демонстрации путинской стратегии по удержанию власти на ближайшие годы. Стоит ли с этим мириться – личный выбор каждого отдельного человека.    


Фото: Fighters of National Liberation movement clash with protesters during clashes at a demonstration against President Vladimir Putin in Pushkin Square in Moscow, Russia, Saturday, May 5, 2018. Russians angered by the impending inauguration of Vladimir Putin to a new term as the country's president demonstrated throughout the country on Saturday. Police arrested hundreds, including protest organizer Alexei Navalny, the anti-corruption campaigner who is Putin's most prominent foe.  AP/TASS     

        












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.