Что делать?
25 июня 2018 г.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?

ТАСС

О книге Дарона Аджимоглу и Джеймса Ф. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные?»

Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня.

В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.

Но, главное, власти таких стран не творят произвол, не арестовывают граждан, несогласных с их политикой, не дурят их лживой пропагандой. Напротив, чиновники там чувствуют себя нанятыми и подконтрольными управляющими, чья обязанность – предоставлять населению услуги: образование, здравоохранение, охрана закона и порядка. Граждане таких стран участвуют в честных выборах и решают, какая партия или коалиция будет проводить внутреннюю и внешнюю политику.

Как установили ученые, причина различий в уровне жизни народов состоит в том, что политическая и экономическая системы богатых и бедных стран создают совершенно разные стимулы для людей. В бедных – власть имущие силой собирают дань с простых граждан и предпринимателей, отбивая у них желание творить новое и организовывать бизнес, лишая их средств на развитие. Там господствуют госкорпорации и монополии, принадлежащие близким к власти олигархам.

В богатых странах, напротив, развитая политическая и экономическая конкуренция, которая и служит двигателем прогресса. Там работают стимулы изобретать, создавать высокопроизводительные технологии и полезные продукты. Там на деле гарантированы права частной собственности. Эти экономические и политические правила бытия (институты) не только обеспечивают развитие и рост уровня жизни, но, главное, поддерживаются органами власти и обществом.

Очевидно, что формирование экономической системы, ее институтов зависит от политического режима, господствующего в стране. Так в СССР, где предпринимательство каралось тюремным сроком, рыночная экономика была просто невозможна. Могут ли граждане реально контролировать политиков и чиновников, влиять на принимаемые ими решения зависит не от столько от текста Конституции (Сталинская Конституция была очень демократична, что не мешало отправлять в лагеря и ссылки миллионы граждан), а от практики применения конституционных норм, от обычаев и уровня доверия в обществе. В бедных странах политики могут безнаказанно использовать власть, вверенную им обществом (а то и узурпированную ими), для собственного обогащения и проведения политики, которая выгодна только им, но совершенно не выгодна избирателям. И изменить ситуацию граждане в этих странах, как правило, не в состоянии. Это главная причина их бедности.

Важно и то, как власть реально распределена в обществе, каковы возможности различных групп ставить общие цели и добиваться их исполнения. Или, напротив, как власть имущие способны силой подавлять и ограничивать интересы противостоящих им групп граждан. Если власть концентрируется у силовиков-чекистов, плантаторов или олигархов, а наемные работники по своим правам и способностям к самоорганизации мало чем отличаются от крепостных крестьян и рабов, то такая власть будет увеличивать налоги с граждан и дотировать из казны своих олигархов. Пример: многомиллиардные дотации из налогов россиян олигархам Вексельбергу, Потанину, Прохорову, обиженным западными санкциями.

Экономические и политические правила жизни (институты) влияют на поведение людей, на стимулы творить, изобретать, производить новое. Но именно от этого зависит успех или крах страны. Билл Гейтс (также как Стив Джобс или Сергей Брин) обладал талантом и амбициями. Но он реагировал и на стимулы. Система школьного образования позволила Гейтсу и ему подобным получить навыки, которые помогли им реализовать свой талант. Экономическая система США дала возможность легко основать компании, не сталкиваясь с необходимостью поиска «крыши» и уплаты откатов чиновникам. Американский рынок труда дал квалифицированных специалистов, а конкурентная рыночная среда помогла построить бизнес и донести свой товар до покупателей. Они были уверены, что их мечты смогут реализоваться, могли не бояться силовиков, рассчитывать на верховенство права и не опасаться за свои авторские права. Ничего подобного нет в бедных авторитарных «естественных» государствах, вроде России. Они могут лишь пользоваться новинками, приходящими с Запада, продавать газ и нефть.

Политические системы (институты) развитых стран обеспечивают стабильность и преемственность, гарантируют, что к власти не придет диктатор и не изменит правила игры, не посадит в тюрьму, не сможет угрожать жизни и собственности. Эти политические системы не допустят, что бы политика президента была направлена на самоизоляцию страны, в сторону ее экономической катастрофы. Но для этого государственная власть не должна быть сосредоточена в руках узкой группы лиц. В конечном счете, развитая экономика США – следствие республиканской политической системы, которая складывалась, начиная с 1619 года.

Отметим, что политические и экономические системы богатых стран, укрепившись, влияют и на менталитет народа. Так произошло в бывшей ГДР, в Сингапуре, Японии, Южной Корее. Люди начинают понимать ответственность за свое будущее, перестают полагаться на государство, прощаются с мифическими надеждами на «доброго правителя», на начальство, которое за них все решит. В этих странах формируется гражданское общество, создается множество общественных, правозащитных и природоохранных некоммерческих организаций. Но главное, там возникают влиятельные, пользующиеся поддержкой избирателей политические партии, способные формулировать свои программы развития страны и, получив мандат от избирателей, реализовать запросы избирателей.

Еще раз подчеркнем: двигатель прогресса – это экономическая и политическая конкуренция. Как и соревнования в спорте. Монополиям новые продукты и технологии не нужны, они и так получат свой сверхдоход. Госкомпаниям они тоже не нужны, там нет хозяина, а разворовывать «ничейную» собственность можно, и производя устаревшую продукцию. Новые продукты и технологии, а значит и рост уровня жизни, нужны лишь самим гражданам, олигархи и так купаются в роскоши. Но опросы россиян показывают, что эта простая истина еще недоступна большинству россиян. Многие все еще вздыхают по затратной директивной плановской социалистической системе. Россияне должны наконец осознать, что власть, убивающая конкуренцию и порождающая госмонополии, препятствует росту их благосостояния. В мире добились успеха только те страны, которым удалось заимствовать порядки (политические и экономические институты) развитых стран.

Но авторы книги показывают на примерах, что переход от политики обогащения «элиты» к политике, обеспечивающей благосостояние всего общества, происходит только «в точках перелома», при сочетании определенных условий, когда низы не хотят, а верхи уже не могут удержать власть. Мы обычно называем эти точки перелома кровавыми или бескровными (бархатными) революциями. Важно, что в этих точках перелома не просто меняются авторитарные правители, но происходит смена порядков, когда институты сбора дани с населения заменяются институтами сотрудничества, гарантиями прав и свобод граждан, их свободным доступом к любым формам предпринимательства. Если этого не происходит (как при военных переворотах во многих странах Латинской Америки), то сохраняются причины обнищания народа.

Авторы книги уделили внимание и критике популярных теорий о причинах неравенства стран. Одна из них – это теория о влиянии географических условий. Мол, развитию мешает жаркий климат. Жители тропических стран ленивы и нелюбознательны, им не хватает усердия, что приводит к бедности. Но такая теория не может объяснить разницу между Мексикой и США, Северной и Южной Кореей, Восточной и Западной Германией (до падения берлинской стены). Эта теория опровергнута экономическими успехами Сингапура, Малайзии и Ботсваны.

Другая популярная теория связывает процветание народов с их культурой. Еще Макс Вебер утверждал, что протестантская этика лежала в основе быстрого развития индустриального общества в Западной Европе. По большей части эта теория бесполезна, поскольку религия, этические принципы, «африканские» или латиноамериканские» ценности не особенно важны для понимания того, как возникло нынешнее неравенство богатых и бедных стран, почему оно столь устойчиво. Однако социальные нормы, связанные с трудом, частной собственностью, с отношением к закону, нередко поддерживают те различия в политических системах, которые и ведут к бедности стран. Это тоже надо учитывать.

Еще одно популярное объяснение бедности стран – это «теория о невежестве», согласно которой их правители просто не знают, как сделать свою страну богатой. Это не так. Власть имущие довели до нищеты большую часть своих граждан не потому, что считали проводимую экономическую политику хорошей, а потому что были уверены, что им все сойдет с рук, что они могут обогащаться за счет других и удержаться у власти.

Книга Дарона Аджимоглу и Джеймса Ф. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные?» помогает неравнодушным людям понять, что действительно служит причиной нищеты народов, как связана проводимая властью политика с ее корыстными интересами, как на развитие страны влияет конкуренция, стимулы и гарантии прав граждан. И, главное, понять, что нужно сделать, чтобы вывести Россию из отсталости.

Фото: Виталий Белоусов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Россия: монополиям — да, конкуренции — нет!
25 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозят монополия — экономическая и политическая? Многие ответят: политическая монополия правящей группы ведет к абсолютной власти, а абсолютная власть портит людей абсолютно. Чтобы ее сохранить, власть имущие могут подвергать репрессиям миллионы, как делали Сталин и его опричники из НКВД или Мао со своими приспешниками. В сфере экономики монополии блокируют «созидательное разрушение» убыточных производств, когда те терпят банкротство, не выдержав конкуренции с более успешными фирмами. Одно это уже обрекает народ на нищету.
Малообразованными помыкать легче
22 ИЮНЯ 2018 // С. МАГАРИЛ, П. ФИЛИППОВ
Безграмотностью и средневековым сознанием русского крестьянства объясняется «аграрный террор», разлившийся в начале ХХ в. по европейской части России. Настроенные против помещиков, стремясь сохранить общину и добиться передачи ей помещичьей земли, крестьяне громили и поджигали помещичьи имения и хозяйства вышедших из общин кулаков – «мироедов». Масштабы «аграрного террора» были огромны: «За 1907-1909 гг. сожжено 71% помещичьих усадеб и 29% хозяйств кулаков. В период с 1910 по 1913 г. сожжено 32% помещичьих усадеб и 67% кулацких хуторов»
Чем нам грозит пенсионная реформа?
18 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, отсутствие стремления бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных  как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого ему мирно не выбраться. Именно это мы и наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой.
У большинства собственного мнения нет
13 ИЮНЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Зависимость россиян от телевизионной пропаганды   очень высока. ТВ —  главный конструктор реальности и самый авторитетный источник. Потому что информация  подается от имени государства, власти. Способность кремлевских пропагандистов навязать свое толкование событий держится на определенной тактике: перед этим создается атмосфера неопределенности и тревоги, дискредитируются все другие позиции, а лишь затем предлагается своя интерпретация. Причем она строится как единственно возможная. Нынешний режим присвоил себе роль арбитра, который трактует события с точки зрения «интересов большинства».
Иерархия — в наших генах
11 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
У историков и этологов противоположное восприятие автократических и тоталитарных государств. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога — это примитивные, основанные на инстинктах самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. И построили их не гении, а паханы.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
4 ИЮНЯ 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.
Дефицит гражданского
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.
Проповедь об ответственности за себя
28 МАЯ 2018 // И. ХАРИЧЕВ, П. ФИЛИППОВ
Что значит нести ответственность за себя? Это сознание того, что напрасно перекладывать на чиновников заботу о себе и своей семье. Что личный успех и благополучие связаны с результатами именно твоего труда и творчества! Однако нежелание проявлять самостоятельность – ярко выраженная черта современных россиян. Она порождает социальный инфантилизм: мол «мы люди маленькие, пусть решает начальство». Вспомните картину: Иван Грозный сидит на троне, а у его ног распластались подданные. Там выражена вся суть сохранившегося до наших дней российского, советского и нынешнего «служилого государства», подданные которого и сегодня в большинстве своем считают наилучшей армейскую организацию государства. Жалование, койка в казарме, накормят, оденут, думать ни о чем не надо.
Взгляд на Россию со стороны
24 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Зарубежные политологи называют «русской институциональной, или московитской системой (матрицей)» традиционное российское самовластие императора, генсека или несменяемого президента. Как показали результаты недавних выборов президента, восприятие такого самовластия стало частью российской политической культуры. Социальный капитал россиян соответствует этой авторитарной форме правления. Не обладая навыками самоуправления, они вручают себя и свою жизнь «верховному правителю» или его назначенцам.
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.