Что делать?
21 апреля 2019 г.
За и против коммунизма
18 ОКТЯБРЯ 2018, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

Со времени этой дискуссии прошло много лет. За эти годы практика соцстран доказала, что чиновники, назначенные партией управлять предприятиями, сильно  уступают собственникам предприятий в желании повышать производительность труда, снижать издержки и увеличивать выпуск продукции. Их личные интересы не связаны с госсобственностью, поэтому  они нередко  за взятку покупали устаревшее оборудование.

Не дало выхода и югославское рабочее самоуправление. Для рабочих тратить деньги на покупку нового оборудования, которое окупится лишь через несколько лет, означило сильно потерять в зарплате. Не хотели они быть и собственниками предприятий. При доходности акций например, в 5% в год, доход по ним превысит   сумму средней зарплаты  рабочего за год лишь  в случае, если рабочий вложит в акции 10 миллионов рублей. Только тогда у него  появится стимул рационализировать производство. Но такие  капиталы нереальны для большинства рабочих.

Оказалось, что без предпринимателей и богатых людей сегодня не обойтись. Нужны люди, которые поддержат изобретателей, предложивших совершенно новые продукты, организуют их  производство. Социалистическая бюрократия на такое оказалась  не способна.   Не случайно социал-демократическая партия Швеции исключила из своей программы национализацию предприятий. Министр экономики  заявил: «Нельзя рубить голову курице, которая несет золотые яйца!»

Социалистические идеи сегодня трансформировались. В той же Швеции рабочие на собраниях регулярно обсуждают проблемы своего предприятия с его владельцами. Аналогично ищут способы повысить производительность труда   и японские рабочие. Социалисты  - ярые противники олигархов, делающих свои капиталы за счет коррупционных связей с правящей бюрократией. Они ратуют за развитие конкуренции. Не против социалисты и изъятия сверхдоходов у капиталистов на общественные цели. Но лозунг первобытных племен «Отнять и разделить» в программу социалистов сегодня не входит. 

 «Ораторы рабочего класса» Сборник речей. М. Госполитиздат 1962г.

Диспут между Полем Лафаргом (1842-1911), учеником и другом К. Маркса и Ф. Энгельса и Демоленом, редактором журнала Социальная наука, противником социализма и рабочего движения.

Диспут состоялся 21 мая 1892г. в переполненном Большом зале Парижского географического общества в присутствии, в основном, буржуазной публики и всего 50-ти сторонников Лафарга.

 ТАСС

Выступление Поля Лафарга:

Стр.161. «Те из наших противников, которые хотят быть любезными, смотрят на нас, как на утопистов, как на мечтателей. Они говорят нам: «Да, общество, о котором вы мечтаете, прекрасно; несомненно, было бы желательно, чтобы равенство господствовало между людьми. Но вы не знаете человеческой природы, которая по существу своему склонна ко злу. Начните с исправления людей, прежде чем исправлять общество».

Стр.165. «Чтобы сделать людей лучшими, нужно изменить среду, в которой протекает их жизнь. Человек сам создаёт свою социальную среду, но он же является и творением её».

Далее Лафарг ссылается на Аристотеля, цитируя одно место из его «Полемики», где Аристотель признаёт систему рабства естественной для своего времени и предвидит, что, как говорится в сказках, когда сами собой прялки станут прясть, а ткацкие станки ткать, то тогда и будет отменено рабство.

Лафарг говорит, что наступившая эра машинного производства более не совместима с системой наёмного труда, этой худшей формой рабства, именно потому, что машины должны заменить человека в производстве жизненных благ. Однако этого не происходит, поскольку капиталистическая система в силу присущего ей стремления производить, как можно больше товаров с целью получения всё большей прибыли фактически закрепощает наёмного раба, выжимая из него все жизненные соки.

Лафарг замечает, что капиталистическая система, создав гигантские предприятия, обобществила труд людей и, при этом, формализовала его, превратив человека в придаток машины. Этот обобществлённый труд стал по своей сути «коммунистическим». Вместе с этим, коммунистическая, обобществлённая форма производства необходимых жизненных благ сочетается с индивидуалистической формой общественного их потребления, что создаёт явное противоречие в социальных отношениях.

Стр.168. «Итак, вы видите, что процесс производства и обмена получает коммунистическую форму». «Всё усиливающееся обобществление средств производства необходимо и неизбежно поведёт кобобществлению средств потребления».

Стр.169. «Но в то же время, как производство и обмен стали коммунистическими, форма присвоения осталась индивидуальной». «В этом заключается противоречие, или, говоря словами Гегеля, антиномия, антитеза, между коммунистическим способом производства и обмена, и индивидуалистическим способом присвоения».

«Иначе говоря, экономическое развитие, «коммунизируя» средства производства и обмена (прошу простить за неологизм), подготовляет коммунизацию средств потребления».

«Первым и самым положительным результатом обобществления средств производства является громадный рост производительных сил человека».

Стр.170. «Это одно из чудес коммунистического способа производства». Такое «изобилие и даже сверхизобилие продуктов, неизвестное в прежние эпохи, должно было бы иметь своим следствием благосостояние всех производителей; на самом деле оно порождает их нищету. Как только магазины переполняются товарами, наступает безработица, делающая голод постоянным гостем рабочих жилищ…. В настоящее время нужда вызывается изобилием».

Стр. 171. «Увы! Цицерон был прав, лавка ведёт только ко лжи. В громадной лавке, которую представляет капиталистическое общество, всё ложно. Возьмите продукты! Они все подделываются, фальсифицируются».

Стр.172. «Но не одни вещи лживы…. Никогда, кажется, не было в ходу столько общественной лжи, - можно сказать, что вся мораль и вся политика представляют одну сплошную ложь».

«Преобладающая теперь в капиталистическом обществе страсть – стремление к наживе, ненасытная жажда богатств, добытых без труда. Экономическая конкуренция развивает в душе человека только способность к интригам, хитрость, лживость, алчность, эгоизм. Пусть погибнет общество, родина, человечество, лишь бы я сделал состояние – вот лозунг капиталиста».

Стр.173. «Во время революции 1789г. буржуазия выступила в роли защитника человеческих прав и борца против несправедливости: она провозгласила предстоящее осуществление равенства, свободы и братства. Эти слова записаны в конституциях, их можно прочитать даже на тюремных стенах, но нигде они не вошли в жизнь. Свобода, равенство и братство – это три главные формы лжи буржуазии».

Стр.175. «Я показал вам только что страдания всех, кто трудится физически или умственно, являющиеся следствием господства небольшого числа капиталистов в коммунистически-централизованном производстве».

Стр.176. «В коммунистическом производстве хозяин исчез». «Собственники живут вдали от труда, делающего их миллионерами, они живут в Париже, Берлине, Пекине и если считаться с теми услугами, которые они оказывают, как владельцы, то они с таким же успехом могли бы жить и на Луне».

Стр.179. «Рабочий класс (мы под этим словом подразумеваем работников, занятых как физическим, так и умственным трудом, потому что и эти последние являются тоже наёмными рабочими) призван, не только создавать продукты, но и управлять всем производством».

«Коммунальные советы, которыми социалисты мало-помалу овладевают, как раз и превращаются вшколыдля подготовки людей способных управлять страной».

Стр.180. «Экономические явления – вот настоящие виновники, грозные революционеры, изменяющие все привычки людей, разрушающие вековые устои общества. Мы коммунисты школы Маркса и Энгельса, являемся только выразителями (Porte-parole) экономических законов. Подобно морским птицам, появление которых служит признаком надвигающейся бури, мы предвещаем господствующим классам страшную угрозу, которая сметёт все их привилегии, но не мы, однако, вызываем её».

Стр.181. «После Лафарга слово было предоставлено Демолену».

«По мнению Демолена, ничего не может быть хуже коммунизма, который делает людей апатичными, задерживает развитие личности и притупляет способности человека. Недаром говорят – дремотный Восток, - там все племена организованы на коммунистический лад. Коммунизм – это общественная организация пастушеских племён; ведь трава растёт сама, без участия человеческого труда; трава и есть эмблема коммунизма».

«Итак, коммунизм, как полагает Демолен, это низшая форма общественного устройства, подходящая только для диких племён азиатских плоскогорий. Индивидуализм, наоборот, - высшая общественная форма, присущая прогрессирующим народам.

Англосаксонская раса достигла высшей степени индивидуалистического развития, ей и будет принадлежать мир, если романтические народы не выйдут из апатии и не начнут действовать без поддержки государства».

 

Резюме: Похоже, что итог дискуссии между Лафаргом и Демоленом выглядит таким образом: если Лафарг абсолютизирует значение коммунизма, который он понимает как общественную форму организации труда, обмена и потребления, жизненных благ, то Демолен, напротив, абсолютизирует значение индивидуализма в качестве средства развития личности и всякого рода инициативной деятельности.

Между тем истина, как принято считать, находится где-то посредине этих извечно существовавших форм человеческого поведения и общежития. Вся соль вопроса, видимо, заключается в оптимальном сочетании этих «антиномных» форм существования человека.

Для каждой эпохи это сочетание различно.

Да, Демолен, очевидно, прав, когда говорит о необходимости для «романтических» народов выхода из апатии и их действий без поддержки государства, но и Лафарг, по-своему, прав, когда говорит, что система распределения жизненных благ требует коммунизации вслед за коммунизацией сферы производства и обмена.

Дальнейшая история со всей определённостью подтвердила правоту обоих спорщиков – индивидуализм является сегодня основным двигателем экономического прогресса, но и сфера потребления жизненных благ далеко уже продвинулась по пути коммунизации, хотя на этом пути предстоит ещё очень многое сделать.

Так что, диспут без малого 130-летней давности остаётся актуальным, по сей день.


Дайджест статьи «За и против коммунизма» с Резюме подготовил Геннадий Погожаев.
Справка: Антиномия – противоречие между взаимоисключающими положениями, каждое из которых признаётся истинным.

Фото: 1. Французский экономист П. Лафарг. Фотохроника ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.