Хозяева страны
17 февраля 2020 г.
Превентивный приговор: от «двушечки» к «двадцаточке»
11 ФЕВРАЛЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



Вот и дождались. Снова по России «срока огромные бредут в этапы длинные». Приговор выездного заседания Приволжского окружного военного суда по так называемому делу «Сети» (то ли существовавшей, то ли выдуманной следователями, но официально запрещенной экстремистской организации) обречен войти в историю. Не только и не столько из-за чудовищных по размерам сроков (от 18 до 6 лет заключения дали за «мыслепреступление», дали тем, кто никому не причинил никакого вреда), которые суд послушно проштамповал, следуя обвинительному заключению. Не только из-за того, что доказательства вины были получены в результате самооговора под пытками. И не только потому, что обвинение не постеснялось привести в суд не одного, а нескольких своих провокаторов.

Этот приговор предельно ясно очертил параметры нового общественного договора, как он выглядит в головах кремлевских начальников. Это, если хотите, нынешний уровень консенсуса между так называемыми либералами и силовиками. Зверский приговор военного суда вполне определенно демонстрирует пределы новой короткой оттепели. Нанятые Кремлем политтехнологи изо всех сил раскручивают иллюзии о некоей либерализации, рассчитывая на то, что общество клюнет на эту приманку и проголосует за непонятно что меняющие полторы сотни конституционных поправок, среди которых незамеченной проскочит зацепка, позволяющая Владимиру Путину оставаться у власти вечно. Но даже эти намеки на либерализацию страшно раздражают людей из спецслужб. Их авторитет и благополучие зависят от того, насколько их боятся. От того, насколько самое нелепое обвинение (если не рыли обвиняемые подземный ход в Берлин, то уж точно, как пацаны из «Сети», с двумя охотничьими ружьями собирались совершить госпереворот) способно превратиться в сверхжестокий приговор, зависит степень их влиятельности, возможность выколачивать многомиллионную дань из зависимых бизнесменов (вспомним всех этих полковников и генералов, владельцев общаков, у которых из воздуха появились миллиарды в наличных).

Поэтому жизненная необходимость для силовиков заключается в том, чтобы главный начальник демонстрировал полную поддержку. И, как сейчас ясно, им удалось найти идеальную отмычку к путинскому сердцу (ну, или чему-то, что выполняет у него функцию сердца). Они великолепно используют страх главного начальника перед бунтом (он-то прекрасно понимает, что причин для такого бунта более чем достаточно). Ну да, докладывают генералы ФСБ, схватили несколько грезивших о социальной справедливости мальчишек, подсунули им пару гранат, а потом пытали их током, выбивая показания. Ну и что с того, если все с начала до конца это грубая фальшивка. Работаем как можем. Других эфэсбэшников, Владимир Владимирович, у нас для вас нет. Главное — народ должен трястись от страха перед беспричинным гневом начальства. И главный начальник с этой логикой согласен. О чем путинский толмач Песков торопится сообщить подведомственному населению: «Президент неоднократно разбирался с этой ситуацией, неоднократно поручал тщательно все проверить на предмет соответствия закону». Из этого следует, что жестокий приговор был одобрен на самом верху. Здесь очень показательна динамика превентивной жестокости. Девчонкам из Pussy Riot для острастки, как помним, влепили «двушечку» — для мальчишек из «Сети» потребовались почти что «двадцаточки».

Теперь, если кто-то думает, что он гарантирован от репрессий, если не участвует в страйкбольных играх и не ведет глупые разговоры о свержении режима, то это — глубокое заблуждение. Тысячи майоров-полковников, не говоря уж о лейтенантах, получили вполне ясный сигнал. Любая бессмыслица будет одобрена начальством, если придать ей вид предотвращения бунта. Если удача улыбнется, можно вертеть дырки на погонах и мундирах. Теперь любой театральный кружок можно будет превратить в экстремистскую организацию. Всего дел-то: пару гранат подбросить да своего стукача внедрить…


Фото: 1. 10.02.2020. Россия. Пенза. Фигуранты дела террористического сообщества "Сеть" во время оглашения приговора в Приволжском окружном военном суде. Подсудимыми по делу проходили Максим Иванкин, Василий Куксов, Михаил Кульков, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев, Андрей Чернов. Шакурского и Пчелинцева обвиняли в создании террористического сообщества и незаконном приобретении оружия, остальных - в участии в террористическом сообществе. Трое фигурантов обвинялись также в покушении на сбыт наркотиков. По версии следствия, "Сеть" была межрегиональной террористической организацией, созданной в 2016 году, в нее входили ячейки в Пензе, Москве и Санкт-Петербурге, участники "Сети" разработали устав организации, проводили тренировки с использованием оружия, планировали нападение на сотрудников правоохранительных органов и госучреждений для насильственного свержения государственного строя. Александр Поляков/ТАСС
2. YouTube.com













  • Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 

  • Медуза:

    Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...

  • Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Россия после Пензы
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть события, на которые надо отвечать. Просто потому, что отсутствие ответа тоже будет ответом. Например, что бы ни сделал человек, которому дали пощечину, это будет ответом, после которого его жизненная ситуация изменится. Даже если человек никак не ответит. Приговор по делу «Сети» в любом случае изменил ситуацию в России. Как до этого ее меняли уничтожение НТВ, «дело ЮКОСА», Беслан, Норд-ост, убийства Политковской и Немцова, Крымнаш и война против Украины. Это события разного порядка и масштаба трагичности, но при всей их несопоставимости у них есть одно общее. Отсутствие адекватной реакции общества на действия власти во всех случаях приводит к сползанию страны...
Прямая речь
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 
В СМИ
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...
В блогах
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Григорий Дурново: Терроризм у нас главный враг, и обвиняемым по таким делам сложно получить какую-то общественную поддержку.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2020
"Ведомости":  Суровые приговоры на основе самооговоров под пытками ничего не говорят об эффективности борьбы с терроризмом — только о жестокости спецслужб.
В блогах
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Виктор Шендерович: Давайте же поскорее объясним друг другу, что у нас не 37-й год! Очень важно зафиксировать это, не пробить в башке психологический рубеж, не потерять способность обсуждать "Оскар"...
Путин и Череповец: вопросы стиля
7 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин 4.02.2020 посетил Череповец. В ряду поездок по поднадзорной территории это был вполне рядовой рабочий визит, о котором не стоило бы писать, но в ходе встречи Путина и Череповца настолько ярко проявились стилистические особенности путинского правления, что их стоит отметить. Для истории. Вот несколько штрихов. Ректор Череповецкого госуниверситета Дмитрий Афанасьев пожаловался президенту на примерные образовательные программы (ПООП), которые сейчас рассматриваются как стандарт...
Прямая речь
7 ФЕВРАЛЯ 2020
Леонид Гозман: Единственным адресатом этой странной поездки является сама власть.
В блогах
7 ФЕВРАЛЯ 2020
darkness my old friend: Путин остановил Череповец, чтобы пообщаться с жителями кортежа.