COVID-19
05 августа 2020 г.
Если нынче — война
7 АПРЕЛЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Многих москвичей поразил праздничный салют, устроенный несколько дней назад в столице. По идее устроителей, он должен был напомнить о салюте 1945 года по случаю освобождения Братиславы.

В условиях коронавирусной пандемии российская власть из последних сил пытается возбудить в подведомственном населении гордость совершенным 75 лет назад подвигом. Она рассчитывает при этом, что отсвет с золотых погон маршалов Победы падет и на убогие головы нынешних начальников. Пока что не очень получается.

В самом деле, сегодня самое время вспоминать не о победном 1945-м, а о трагическом 1941-м. Главный начальник страны, дважды пожелавший россиянам самим выпутываться из беды, удалился на одну из ближних дач. Начальники поменьше, находясь, очевидно, в панике, делают одну преступную глупость за другой. Чего стоит решение прервать (теперь говорят, лишь на короткий срок) вывоз россиян из зарубежных стран. Блондинка в должности вице-премьера сама путается в собственном вранье. Оказывается, в стране недостаточно «обсервационных точек», чтобы разместить 30 тысяч человек. А посему «мы понимаем, что большое количество прилетающих быстро заполнит эти точки и мы не сможем помещать их под карантин. Потому и было принято решение максимально сконцентрировать прилетающих, чтобы, прилетая, люди могли проходить карантин или самоизоляцию по месту жительства».

Вы что-нибудь поняли из этого словесного мусора? Прилетающих будут «максимально концентрировать» или разрешат самоизолироваться на дому? О решении продлить нерабочие дни, не дав при этом денег на зарплату или компенсацию (а эти средства выделяют сегодня по всему миру в странах, по поводу которых так злорадствует федеральное телевидение), особый разговор. Московский мэр бодро призвал бизнес проявить социальную ответственность и платить неработающим зарплату. Не сказал только, откуда эти деньги возьмутся. Московские и региональные власти столь же бодро отчитываются о «перепрофилировании» медучреждений на борьбу с инфекцией. При этом весь интернет полон сообщениями «перепрофилированных», что у них нет элементарных средств защиты — специальных масок и халатов. О том, что маски и дезинфицирующие жидкости отсутствуют в аптеках, и говорить не приходится.

Можем повторить, писали вы на каждом заборе. Ну вот, возможность представилась, повторяйте. Пришла большая беда. Демонстрируйте стать и прыть, свои организаторские способности, умение наладить производство не танков, не штурмовиков. Всего лишь масок. Попробуйте не миллионными армиями руководить, а всего лишь найти место для карантина на 30 тысяч человек. Ау, где вы, путинские железные наркомы, новые косыгины и ванниковы? Не просматриваются.

Рискну предположить, что авторитарный режим знает только одну форму работы с кадрами: беспощадный естественный отбор. Несправившихся быстро ставили к стенке. После нескольких попыток вдруг появлялся тот, который справлялся. Нынешний российский авторитаризм гораздо мягче. Но при этом других форм продвижения талантливых организаторов, кроме воли главного начальника, не изобрел. А он предпочитает продвигать детей друзей, охранников и, разумеется, блондинок обоих полов.

При этом, что поразительно, наша страна в отличие от растленного Запада постоянно, в течение всех прошедших «тучных лет», готовилась, если верить докладам начальников, к этой самой большой беде. В стране наличествует загадочный «федеральный орган обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации», заведение настолько секретное, что даже название его неизвестно. Известно только, что его сотрудники проходят военную службу и что он ежегодно потребляет существенные суммы из госбюджета. Мало того, есть у нас Росрезерв — который, внимание, «является особым федеральным (общероссийским) запасом материальных ценностей… и предназначен для: обеспечения мобилизационных нужд Российской Федерации; обеспечения неотложных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций; оказания государственной поддержки различным отраслям экономики, организациям, субъектам Российской Федерации в целях стабилизации экономики при временных нарушениях снабжения важнейшими видами сырьевых и топливно-энергетических ресурсов, продовольствия в случае возникновения диспропорций между спросом и предложением на внутреннем рынке». Ну и почему сейчас, в критической ситуации, не распечатали все эти госрезервы? Или те, кто формировал закрома Родины, лишь болтали о подготовке к чрезвычайной ситуации. Или они не просчитали, что чрезвычайная ситуация может потребовать медицинских масок и защитной одежды…

Но и это еще не все. Вопреки рациональным экономическим подходам российское государство все эти годы уповало на мобилизационную подготовку промышленности, то есть содержание в мирное время избыточных производств, которые в «угрожаемый период» смогут перестроиться на выпуск военной продукции. Все эти годы на содержание промышленного мобресурса тратились миллиарды рублей. Немногие критиканы, вроде меня, полагали, что это профанация, еще один канал для перекачки госсредств в карманы эффективных путинских менеджеров. Однако главный начальник настаивал.  «Совершенствуется нормативное, правовое и методическое обеспечение предприятий промышленности, касающееся мобилизационных задач, — заявлял Владимир Путин в 2016 году на специально собранном совещании. — Формируется резерв комплектующих материально-производственных ресурсов». Ну и? Где, черт побери, все эти материально-производственные ресурсы? Как сообщают СМИ, Минпромторг только сейчас стал собирать информацию у предприятий ОПК, способны те или нет начать производство материалов и оборудования, необходимых для борьбы с эпидемией. После начала эпидемии прошло, замечу, более трех месяцев.

Похоже, в этих обстоятельствах у Верховного главнокомандующего есть только один стратегический резерв. Игорь Иванович Сечин. Способный быстро и эффективно разрушить то, что еще недавно исправно функционировало. Например, нефтяной рынок. В этих критических обстоятельствах Путин должен проявить себя спасителем нации. Он должен собрать в кулак всю свою волю и… ни в коем случае не допустить главу «Роснефти» до спасения населения. В противном случае последствия грозят быть и вовсе катастрофическими. Голиковой вполне достаточно…

ТАСС

Фото: 04.04.2020. Россия. Москва. Торжественный салют в честь 75-летия освобождения Братиславы от немецко-фашистских захватчиков в Парке Победы на Поклонной горе. 1. Сергей Бобылев/ТАСС, 2. Михаил Терещенко/ТАСС.

 












  • Алексей Макаркин: Это популярная мера. Москвичи устали. Если в начале апреля карантин был популярен,  то в начале июня от него накопилась сильнейшая усталость. 

  • "Ведомости": ...часть ограничений, не упомянутых в новом указе Собянина, продолжает действовать, и о планах их снятия пока ничего неизвестно

  • Алена Солнцева: Москва ужаснула наглядной агитацией. 1 июля их страна, выполняя их решение, сделает их выбор. А потом снова объявят карантин.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Владимир Путин, а что случилось с тысячами людей? Они утонули...
9 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Время банальных выводов и обобщений. А что делать, коли в очередной раз убеждаемся – пределов человеческому цинизму действительно нет. Формат выхода из пандемии в любезном отечестве – тривиальное подтверждение избитого тезиса. Причем, тут важно только то, что сама эпидемия о том, что России и в Москве ее победили, пока не знает. Даже по официальной статистике она вовсе не идет на спад. В столице застряла на среднеапрельских значениях, а по стране так и вовсе растет. Но есть политическая целесообразность. Я думаю, эта шокирующе обвальная отмена всех ограничений в Москве – результат нервного срыва Сергея Собянина. 
Прямая речь
9 ИЮНЯ 2020
Алексей Макаркин: Это популярная мера. Москвичи устали. Если в начале апреля карантин был популярен,  то в начале июня от него накопилась сильнейшая усталость. 
В СМИ
9 ИЮНЯ 2020
"Ведомости": ...часть ограничений, не упомянутых в новом указе Собянина, продолжает действовать, и о планах их снятия пока ничего неизвестно
В блогах
9 ИЮНЯ 2020
Алена Солнцева: Москва ужаснула наглядной агитацией. 1 июля их страна, выполняя их решение, сделает их выбор. А потом снова объявят карантин.
На прогулку – становись!
28 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Кажется, это не пришло в голову ни одному автору антиутопий: ни Оруэллу, ни Хаксли, ни Замятину. Сергей Семенович Собянин с подчиненными сорвали банк и продемонстрировали административный восторг во всем его незамутненном идиотизме. С 1 июня москвичам обещаны послабления в режиме самоизоляции. Откроются все магазины и службы сервиса, где не предполагается близкий контакт с клиентом. Но главное – москвичам разрешили прогулки аж на расстоянии до двух километров от так надоевшей за месяца домашнего ареста квартиры (если удаление больше, надо оформлять пропуск).
Прямая речь
28 МАЯ 2020
Николай Сванидзе: В таких условиях жёсткие меры могли бы быть оправданы, если бы они были нормально организованы и сопряжены с помощью населению.
В СМИ
28 МАЯ 2020
«Ведомости»: ...будут проверять паспорт и постоянную/временную регистрацию жителя или договор аренды, а также соответствует ли расписанию день прогулки.
В блогах
28 МАЯ 2020
Natalia Granovskaya: Гражданское общество, ау! Где все? Обжаловать единообразно нарушающие действующее законодательство штрафы можно только оптом, в розницу ничего хорошего не выйдет.
Русское чудо и суверенная арифметика
20 МАЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Судя по всему, Путин лично договорился с коронавирусом, и тот согласился покинуть Россию. Я, конечно, имею в виду вирус, а не Путина, который, как известно, навсегда. Первой откликнулась статистика. Как только Путин отменил нерабочие дня, число инфицированных Covid-19 стало снижаться. В Администрации президента тут же подсуетились и наметили на 24 июня провести голосование по поправкам в Конституцию и в тот же день учинить парад Победы. То есть, вы представляете, два таких события в один день? Это же будет такой праздник, который ничто не должно омрачить. 
Прямая речь
20 МАЯ 2020
Николай Сванидзе: Врать начальству тут необходимо, это традиция нашего государства. А населению врут, чтобы успокоить, избежать паники и поддержать рейтинг всё той же высшей власти.