Что делать?
05 августа 2020 г.
Европейский опыт борьбы с коррупцией: Финляндия

Pixbay.com

В последнее время в социальных сетях все чаще встречаются  призывы к смене в России политической системы. Что послужило для этого триггером? Позорная инсценировка всенародного одобрения поправок к Конституции? Или дает себя знать естественная смена поколений, а значит, и представлений россиян о желательном мироустройстве? 

В любом случае, нам полезно знать опыт соседей. Одним из наших соседей является Финляндия, некогда входившая в Российскую империю, но в ХХ веке благодаря вооруженному сопротивлению избежавшая большевистского эксперимента над народом. В Финляндии нет абсолютной власти бюрократии, нет и олигархического «капитализма для своих», вырастающего из корыстной смычки чиновников и «своих» миллиардеров. По борьбе с коррупцией Финляндия занимает почетное 4-е место в мире в рейтинге международного агентства Transparency International (для сравнения: Россия находится на 154-м месте, то есть уступает своей бывшей провинции 150 позиций). Достижения Финляндии в борьбе с коррупцией подтверждаются и другими исследованиями, проводимыми, в частности, ”Барометром мировой коррупции” (Global Corruption Barometer) и ”Мировым индексом взяточников” (Global Briber Index). 

Какие же факторы обеспечивают такой низкий уровень коррупции? Что блокирует союз буржуазии и бюрократии в естественном их желании распилить казну? Эксперты называют главные:  

• в стране развиты институты гражданского общества. Люди активны и считают, что условия жизни зависят прежде всего от них;

• политическая, финансовая и кадровая независимость системы правосудия. Суды в Финляндии полностью независимы от исполнительной власти и по Конституции, и на практике. В беседах финны часто подчеркивают, что суды у них справедливые и независимые;

• независимые СМИ. Если сравнить с Россией, где большинство СМИ и все телевидение контролируется властью, то это небо и земля;

• открытость процесса принятия решений должностными лицами. Граждане через интернет могут получить всю необходимую информацию о работе органов власти, о принятых решениях. И естественно, они в ответ проявляют политическую активность; 

• минимальная степень вмешательства государства в экономику. Финны понимают, насколько частные фирмы эффективнее государственных, с одной стороны, и что не надо мешать конкуренции, с другой;

• государственная гарантия защиты лиц, оказавших правоохранительным органам содействие в борьбе с коррупцией. Информаторов о злоупотреблениях и фактах коррупции в Финляндии вознаграждают, как и во многих других развитых странах;

• эффективная организация административной системы (компактность, малая степень бюрократизации, отсутствие кастовости и клановости). Бюрократия в Финляндии небольшая и эффективная, лишних чиновников финны не содержат;

• адекватная система внутреннего и внешнего контроля за действиями чиновников, широкие полномочия в этой области у канцлера юстиции, парламентского уполномоченного по правам человека и, главное, представительных органов, парламента; 

• достойный уровень зарплаты государственных служащих, наличие ”социального пакета” (пенсионное обеспечение, выходное пособие), размер которого устанавливается по выслуге лет. Эти стимулы работают на честность;

• морально-психологический настрой общества и всего корпуса должностных лиц на неприятие коррупции. Политическая культура финнов радикально отличается от культуры россиян!

Подчеркнем: основные антикоррупционные принципы финского государства — прозрачность процесса отправления власти, соблюдение законности в деятельности государственной администрации, ответственность и добропорядочность государственных служащих. Государственная политика профилактики и пресечения коррупции изложена в общенациональной Программе по борьбе с преступлениями в экономической сфере, принятой еще в 1996 году. Поразительно, но какие-либо специализированные правоохранительные службы по борьбе с коррупцией в стране отсутствуют. 

В соответствии с законом «О государственных служащих» чиновникам запрещается принимать подарки, угощения, пользоваться услугами увеселительного характера за счет заинтересованных лиц, на прохождение дел которых они могут оказать влияние. Высшие должностные лица страны (в том числе члены правительства и депутаты парламента) обязаны периодически представлять декларации о своих доходах и их источниках, которые предаются публичной огласке. Но главное, что требование закона о «прозрачности» доходов и богатства чиновников и членов их семей в отличие от России не остается пустой фразой на бумаге, оно реализуется в жизни. Политик, уличенный в незаконном обогащении, не только лишается всяких перспектив, но и идет под суд. Таковы ожидания граждан, их требования к избранной ими власти. 

В Уголовном кодексе Финляндии за совершение государственными должностными лицами коррупционных преступлений предусмотрены различные наказания: от штрафа до двух лет лишения свободы (с освобождением от занимаемой должности, запретом замещать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух месяцев до четырех лет при наличии отягчающих обстоятельств). Они назначаются по следующим составам преступлений: получение государственным должностным лицом взятки либо принуждение к ее даче, равно как и сама дача взятки; злоупотребление должностными полномочиями; служебный подлог; фальсификация доказательств; подкуп для дачи ложных показаний или неправильного перевода официального текста и т.д. 

Кстати, в Уголовном кодексе Финляндии само слово «коррупция» не упоминается. Вместо этого говорится о взяточничестве чиновников, за которое и предусматривается наказание. В Финляндии коррупция рассматривается как часть уголовной преступности и регулируется на всех уровнях законодательства нормами о противодействии взяткам. Причем контроль за соблюдением антикоррупционных норм и принятие мер в случае их нарушения осуществляют традиционные судебные и правоохранительные органы. 

Впрочем, особую роль в борьбе со взяточничеством играют канцлер юстиции и омбудсмен парламента (уполномоченный по конституционным и другим правам человека), которые назначаются президентом Республики и полностью независимы от всех государственных структур, в том числе и друг от друга. Канцлер юстиции осуществляет контроль за деятельностью всех ветвей и уровней государственной власти, за исключением депутатов парламента. Похожими полномочиями обладает и его коллега — омбудсмен, но он вправе контролировать и членов парламента. 

Для рассмотрения обвинений против высших должностных лиц особой категории (членов правительства, канцлера юстиции, омбудсмена парламента, членов Верховного или Административного судов) существует специальный институт — Государственный суд, который созывается по мере необходимости, но действует на основании установленных конституцией страны правил. Этот суд может также рассматривать обвинения против президента страны. 

Государственный суд, возглавляемый президентом Верховного суда, состоит из председателя Административного суда, Надворного суда и пяти депутатов парламента, избираемых самим парламентом. Фактически это «суд импичмента», который может принимать решения об отстранении от должности лиц указанной категории. За послевоенную историю страны Государственный суд созывался только один раз. От обвинений в коррупции и наказаний в Финляндии (в отличие от России) не спасают ни высокое положение, ни депутатские мандаты, ни общественная популярность. 


В 1993 г., впервые за послевоенные десятилетия, был созван специальный Государственный суд для рассмотрения дела бывшего министра торговли и промышленности, депутата парламента от Партии центра К. Юхантало. Он обвинялся в том, что в бытность министром содействовал выдаче государственных гарантий для одного из финских банков, находящегося на грани банкротства, взамен на получение с помощью этого банка кредитов для собственного бизнеса. В соответствии с решением Государственного суда Юхантало был лишен депутатского мандата. Правда, позднее он, будучи в своем округе весьма популярным политиком, был вновь избран в парламент. 

В том же году в прессу просочились сведения, что бывший министр промышленности и торговли, депутат парламента, председатель Социал-демократической партии У. Сундквист также способствовал выдаче кредита под правительственные гарантии банку, в котором он имел собственный интерес и который находился на грани банкротства. Сундквист, обвиненный в преступлении (а он, кстати, считался одним из наиболее вероятных претендентов на пост президента Финляндии), подал заявление об отставке с поста председателя Социал-демократической партии. Позднее окружной суд Хельсинки приговорил его к выплате большой денежной компенсации за причиненный ущерб. 

За последние десять лет были уволены или сами ушли в отставку по юридическим или этическим мотивациям шесть членов правительства и 23 высших правительственных чиновника. 

В борьбе с коррупцией Финляндия активно использует международный опыт, сотрудничает в этой области с другими странами, приводит свое законодательство и практику в соответствие с международными нормами и стандартами. Она подписала и ратифицировала Конвенцию ЕС о борьбе с коррупцией 1997 г., Конвенцию ОЭСР 1998 г. по борьбе со взятками, конвенции Совета Европы 1999 г. по уголовному и гражданскому праву, касающиеся коррупции, Конвенцию ООН «Против коррупции», принятую в Мехико в декабре 2003 года. 

Определенные сложности возникли с ратификацией антикоррупционных документов Совета Европы, действие которых распространяется не только на всех государственных служащих и судей, но и на членов парламента и в ряде случаев требуют внесения изменений в национальное законодательство. При обсуждении этого вопроса возникли разногласия. В Комиссии финского парламента по конституционным делам высказывалось мнение, что при ратификации следует сделать оговорку, что Конвенция по уголовному праву не распространяется на парламентариев, однако не все депутаты согласились с этим. Процесс затянулся на несколько лет, и только в конце 2002 г. Финляндия ратифицировала европейскую конвенцию, подписанную в 1999 году. 

Было бы преувеличением говорить о какой-то специфической «финской модели» борьбы с коррупцией. Главное — в «финской модели» политического устройства. Финляндия не авторитарное государство с запуганным народом и господством номенклатуры, а настоящая парламентская республика. Видимо, это и позволяет финнам иметь отличную от нас политическую культуру и вести эффективную борьбу с коррупцией. Завидно!

Фото: Pixabay License












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.
Россия послеиюльская
24 ИЮЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Политическая ситуация в России внезапно обрела динамику. Первоиюльское голосование, задуманное для окончательного наведения в стране кладбищенской тишины, пока что имеет иные последствия. Незапланированные властями. Репрессивная волна поднялась в первые же дни жизни по новой «конституции». Это предсказывалось заранее. Но небывало массовый отпор, даже локальный, показал, что тут у них явно что-то пошло не так. В России, впрочем, что ни случись, всё неожиданно. Зато потом: «Да быть иначе просто не могло!»
Ли Куан Ю. Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 1
22 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ избавится от коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах. Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом наиболее продвинутых в этом отношении стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю.
Борьба с коррупцией в Сингапуре: извлекая уроки
20 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сейчас Сингапур – наименее коррумпированная страна в Азии. Этот статус год за годом подтверждают исследования, проводимые Politicaland Economic Risk Consultancy (PERC)[1] и Transparency International[2]. Почему коррупция перестала быть нормой общественной жизни в Сингапуре? Какой полезный опыт можно извлечь из истории противодействия ей? Для того чтобы ответить на эти вопросы, стоит обратиться к причинам коррупции в колониальном Сингапуре, основным методам противодействия коррупции и урокам, которые необходимо усвоить.
Шведские уроки
3 ИЮЛЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в., Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии: «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания. Социал-демократы продемонстрировали широкие и надежные обязательства в социальной сфере.
Как учатся дети в азиатских странах
3 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Разговоры об упадке нашей системы образования стали сегодня общим местом. Хотя еще недавно именно уровень образованности россиян давал России шанс занять достойное место в мире. Похоже, с этим нам придется проститься. И все же полезно сравнивать наши реалии с опытом других стран. Вашему вниманию предлагается дайджест по книге Кристины Гросс-Ло «Родители без границ. Секреты воспитания со всего мира». (Пер. Е. Колябиной.) 
Зачем нам культура дискуссий
18 ИЮНЯ 2020 // ИГОРЬ Г. ЯКОВЕНКО
В России начисто отсутствует культура дискуссии. Эта культура берет начало в античной Греции. Каждый гражданин, приходивший на заседание агоры, должен был как минимум понимать, о чем идет речь, и по возможности адекватно уметь выразить свою точку зрения. В Греции формировались философские школы, традиции, развивалось искусство риторики. Сама по себе дискуссия мыслилась как способ обсуждения проблемы и продвижения дискутантов к новой истине. Да и слово «диалектика» – производное от слова «диалог». Логика, риторика, нормы корректной дискуссии создали механизмы социального взаимодействия на путях поиска и выработки наилучших решений.