Идет война «ментальная», холодная война
25 МАРТА 2021, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



В умах российских начальников чем дальше, тем больше обнаруживается любопытный поворот. Еще недавно, говоря о противостоянии коварному Западу, они вели речь о количестве ядерных боеголовок и боеспособности вооруженных сил. И вскоре обнаружилось очевидное противоречие. Если принять на веру следующие по еженедельному графику победные рапорты военачальников, то из них следует: страна надежно защищена. Нужно успокоиться и взяться за что-нибудь другое. Нацелиться на одержание победы над США и Гейропой в какой-то иной области, кроме чисто военной. Например, сосредоточиться на качестве жизни подведомственного населения, на медицине и образовании, создании привлекательной картины будущего, наконец. Ведь до сих пор обывателю предлагали радоваться тому, что он проживает на абсолютно защищенной от вражеского вторжения территории, над которой назначившие сами себя начальники провозглашают полный и абсолютный суверенитет. И при этом испытывать счастье от сортиров во дворе, обшарпанных больниц, где от всех болезней лечат если не клистиром, то арбидолом. А поскольку реально улучшить жизнь невозможно из-за того, что все деньги ушли на «Кинжалы» с «Буревестниками» плюс дворцы в Сочи и Геленджике, пора открывать новый фронт войны с Западом.

О чем и поведал в интервью журналу «Арсенал Отечества» советник министра обороны Андрей Ильницкий. Для начала он сообщил, что Россия способна нанести неприемлемый ущерб своим оппонентам посредством ядерного оружия и современной армии, поэтому Запад избегает прямой военной конфронтации. Посему вероятность прямого конфликта исключена на ближайшее десятилетие. Но вместо того чтобы радоваться тому, что Вооруженные силы выполняют свои функции, советник министра тревожится. Оказывается, неспособность Запада одержать победу на поле боя ведет к возникновению нового типа войн. «Если в классических войнах целью является уничтожение живой силы противника, в современных кибервойнах — уничтожение инфраструктуры противника, то целью новой войны является уничтожение самосознания, изменение ментальной — цивилизационной — основы общества противника. Я бы назвал этот тип войны ментальным», — провозгласил советник министра.

Советник печалится, что «ход эволюции» невозможно повернуть вспять. То есть уже через поколение россияне, о ужас, будут исповедовать иные ценности. Ильницкий рекомендует и способы ведения этой самой ментальной войны: суверенитизировать интернет, перезагрузить молодежную политику, возобновить активный диалог с консервативным большинством. Правда, в другой статье, уже в ведомственном журнале «Военная мысль», тот же советник более откровенен. Он считает, что назрело «существенное расширение понятия “военная угроза” и уточнение условий привлечения ВС сил для их предотвращения. … Требуется также интеграция невоенного инструментария в военно-силовое планирование, что является критическим условием для нейтрализации рисков низкоинтенсивных конфликтов и превентивного купирования враждебных для России непрямых действий, значение которых будет расти…» Подозреваю, что сие предполагает использование армии против тех, кто вдохновился неправильными, навеянными вражеской пропагандой смыслами. То есть расправа с протестующими силами Вооруженных сил, если полиции и Росгвардии будет недостаточно.

Ментальные войны будоражат ум не только советника министра обороны. Той же проблемой, похоже, озаботились мидовские руководители. В самом деле, не все же время посвящать поискам соломинки в чужом глазу. Надо предложить и нечто позитивное. И вот в ходе визита министра иностранных дел Сергея Лаврова в Китай было подписано совместное заявление «По некоторым вопросам глобального управления в современных условиях». Главное в документе — совместная позиция, что «единого стандарта демократической модели не существует». «Необходимо уважать законные права суверенных государств самостоятельно определять свой путь развития. Вмешательство во внутренние дела суверенных государств под предлогом "продвижения демократии" недопустимо», — утверждают Россия и Китай. Нет, у нас не авторитарные режимы. Это у нас демократии такие, особенные. С концлагерями, пожизненным правлением начальников, физическим устранением политических противников. И не сметь нам на это пенять! Потому как мы считаем это ментальной войной.

Между тем выиграть в этой войне у российских начальников нет ни малейшего шанса. Только что английское правительство представило документ под названием «Глобальная Британия в век конкуренции». У нас его тут же назвали военной доктриной и принялись выражать озабоченность тем, что британцы собираются увеличить количество ядерных боеголовок на своих «Трайдентах» (что, замечу, совершенно не влияет на глобальный стратегический баланс). При этом официальная пропаганда проигнорировала то, что Великобритания планирует дальнейшее сокращение численности своих вооруженных сил — до, страшно сказать, 72 тысяч военнослужащих. Ну, какая это к черту великая держава! То ли дело Россия или Северная Корея с их миллионными армиями. Но главное не это.

Вопросы строительства вооруженных сил рассматриваются во второй половине 100-страничного документа. А в начале — самое страшное для российской официальной пропаганды. Про то, что обеспечить лидирующую роль Британии нужно развивая науку и технологии. А для этого, снова ужас-ужас, максимально открыть страну для международного сотрудничества. Привет российским силовикам, которые пишут для Госдумы законы, максимально ограничивающие любые контакты нашей страны во внешнем мире, в области науки и просвещения. Как же, мы роем окопы ментальной войны.

И нечто совсем запредельное. Британцы намерены создать специальное ведомство, которому надлежит привлекать самых способных людей со всего мира и обеспечивать их всем необходимым, чтобы их таланты раскрылись. Ау, Дмитрий Анатольевич, вы, помнится, мечтали о чем-то подобном в Сколково. Но ученые со всего мира почему-то туда не потянулись. Может быть, опасаются получить дубинкой по голове во время какого-то митинга в Москве? А может, боятся быть обвиненными в незаконной просвещенческой деятельности? Но Медведев, нынче зампредед Совета безопасности, брошен теперь на создание суверенного интернета. С замечательными перспективами — созданием суверенного глобуса, например.

Ведь изоляция — единственный способ выиграть «ментальную войну». И проиграть новые поколения…

Фото: Коллаж ЕЖ//pixabay.com по лицензии СС4.0
.












  • Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.

  • "Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.

  • Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Автократы всех стран, соединяйтесь!
29 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Военной хунте в далекой Мьянме (в прошлом Бирме) потребовалась срочная международная поддержка. Хотя поначалу все шло как обычно. Тамошним генералам решительно не понравились результаты выборов. Партия, которую они поддерживали, оказывалась в абсолютном меньшинстве. Не спасало даже то, что по специфическому законодательству этой страны главнокомандующий вооруженными силами наделен правом назначать в парламент 166 военнослужащих (около четверти депутатов). В этих условиях военные, понятное дело, совершили переворот, арестовали победителей, обвинили их в коррупции, пообещали неизвестно когда провести другие выборы, справедливые и честные.
Прямая речь
29 МАРТА 2021
Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.
В СМИ
29 МАРТА 2021
"Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.
В блогах
29 МАРТА 2021
Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.
Прямая речь
25 МАРТА 2021
Сергей Цыпляев: Ментальная сфера вообще-то не то, чем должны интересоваться военные, у них должны быть другие направления работы.
В СМИ
25 МАРТА 2021
«Московский комсомолец»: В Минобороны заявили о развязывании США "ментальной" войны против России
В блогах
25 МАРТА 2021
Иван Беляев: Уходили комсомольцы на ментальную войну.
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.