КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахТретий против первого

 

visualrian.ru

 

Такое ещё совсем недавно трудно было вообразить, если иметь в виду выстроенную у нас вертикаль. Спикер Совета Федерации С. Миронов в беседе с А. Венедиктовым на радиостанции «Эхо Москвы» заявил 27 апреля, говоря о Договоре СНВ-1, буквально следующее:  «…Выскажу свою личную позицию — параметры того договора, который мы выполнили, он, конечно, для нас, по крайней мере, с точки зрения тех, кто все это подписывал, являлся очень большим ущербом — с точки зрения национальной безопасности. И сами параметры договора очень напоминают обыкновенное предательство — предательство интересов нашей страны».

И далее: «…Я имею в виду тот договор, по которому американские наблюдатели до сих пор сидят на нашем самом главном заводе, который находится здесь еще, в Предуралье, и муха не пролетит, чтобы они не узнали, что мы там делаем и зачем». На вопрос А. Венедиктова, почему российские инспекторы не находятся на аналогичном американском заводе, С. Миронов ответил, что «..это тоже интересный вопрос, потому что договор предусматривал такую возможность, но мы не воспользовались этим. Точно так же, как договор не запрещал не пилить, а, допустим, просто складировать. А мы пошли вот таким путем, и я должен сказать, что, в том числе, исполнение этого договора российской стороной во многих аспектах просто напоминало элементарное предательство».

Прошу извинить мне длинную цитату, но очень уж она примечательна. Речь конечно же не о литературных достоинствах, они очевидны. Дело в том, что, как это и было подчёркнуто в беседе, С. Миронов — третий по значимости человек в стране. Но, по-видимому, третьему не рассказали, что до него сказал первый человек, президент Д. Медведев о Договоре СНВ-1.  А заявил он 7 марта этого года следующее: «5 декабря нынешнего года истекает срок действия Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений — ДСНВ. Значение этого документа в обеспечении международного мира и стабильности трудно переоценить. Он сыграл историческую роль в обеспечении стратегической стабильности и безопасности, сокращении арсеналов стратегических наступательных вооружений. В результате его реализации мир стал более безопасным».

Надо сказать, что С. Миронов не одинок в своих оценках Договора СНВ-1. Относительно недавно министр обороны А. Сердюков сообщил российским журналистам, что тот, кто этот Договор подписал, — преступник. И что американские спецслужбы по его условиям контролируют Воткинский завод, получая таким образом в свое распоряжение самые современные технологии. (Переоценил А. Сердюков американцев, которые, оказывается, наблюдая за заводом снаружи из-за высокого забора, могут украсть наши технологии.)

Вот так. Миронов говорит о предательстве, Сердюков — о преступнике. Вопрос, конечно, не в юридической безграмотности.  Так у нас говорят многие высоко сидящие чиновники. Проблема в исторической и содержательной безграмотности и нежелании что-то узнать, перед тем как изрекать. А ведь совсем несложно было уяснить, что Договор СНВ-1, подписанный президентами США и СССР (в то время сверхдержавой не только в сфере ядерных вооружений),  проходил многолетнюю стадию разработки и согласования каждой статьи, меморандумов и протоколов в условиях  острейших споров сторон  и поисков компромиссов. В Советском Союзе  выработка позиций по всем спорным вопросам осуществлялась межведомственным органом, легендарной теперь уже «пятёркой», большой и малой. Участвуя много лет в качестве эксперта в работе малой «пятерки», приходилось наблюдать яркие дискуссии профессионалов высочайшего уровня из Военно-промышленной комиссии, МИДа, Минобороны, КГБ. А иногда вызывали и на большую «пятёрку». Видел, в частности, как Л.Зайков, Д. Язов, Э. Шеварднадзе, В. Крючков окончательно согласовывали указания для советской делегации на переговорах, от которых нельзя было отступать.

В конце концов в результате всей этой многолетней работы был отработан Договор СНВ-1, в котором достигнуто рациональное согласование интересов и равная безопасность двух сверхдержав. Договор подписан президентом СССР М.С. Горбачёвым.

Вряд ли нужно расширять список «предателей» и «преступников». Кстати, некоторые обвиняют Э. Шеварднадзе во всех грехах и «сдаче» наших интересов. Так вот могу засвидетельствовать, что он подписывал указания советской делегации на переговорах с американцами последним, после Д. Язова, В. Крючкова и других.

Впрочем, к списку «разоруженцев» можно добавить ещё и такого выдающегося военачальника, как маршал Советского Союза С. Ахромеев, который иногда приходил на малую «пятёрку» и убеждал, что нужно избавиться от всего нестратегического ядерного оружия в ВМФ СССР и ВМС США. А руководство ВМФ возражало, считая, что наш флот будет в этом случае ещё слабее американского.

Бесполезно разъяснять здесь С. Миронову, А. Сердюкову и другим смысл статей Договора СНВ-1. В частности, объяснять, почему американцы контролируют Воткинский завод, а мы американские заводы не контролируем (дело в том, что требование контроля на постоянной основе определено только для предприятий, выпускающих МБР мобильного базирования, которые и производятся на нашем Воткинском заводе, тогда как американцы от мобильных ракет отказались), и другие особенности Договора.

Для господ Миронова и Сердюкова нужен отдельный обстоятельный ликбез. Но прежде всего следовало бы попросить президента России А. Медведева хорошенько вправить им мозги. Чтобы впредь неповадно было. Вертикаль всё-таки. 

Иллюстрации РИА Новости

Версия для печати